К истокам тюркской культуры

Поделиться:


К сожалению, ныне покойный, профессор Нурмагамбет Глаждынович Аюпов оставил после себя обширное наследие из исследований по культуре, обычаям и мировоззрению древних тюрков. Статья «К истокам тюркской культуры» любезно предоставлена вдовой Нурмагамбета Глаждыновича Гульбахрам Маджитовной Аюповой ко дню его безвременной кончины — 19 декабря. Вечная память ученому.

Уже во II-I тысячелетии до н.э. на востоке Евразии окончательно сформировались два отличных друг от друга хозяйственно-культурных региона — собственно китайский в среднем и нижнем течении Хуанхэ и центральноазиатский.

Обширные территории Центральной Азии, представленные горными массивами Памира, Тенгри таг, Алтая, пустынями, степями и оазисами, позволили в древности создать сложную систему хозяйства: земледельческий оазиc — кочевая степь — скотоводство с вертикальным кочеванием — «яйлак», совмещающийся с земледелием. Такая система хозяйства сопровождалась развитием различных ремесел, садоводства и огородничества. Климатические условия Ферганской долины, Турфанской низменности, Тарима, Семиречья позволяли развиваться хлопководству, разведению тутового шелкопряда, что привело к развитию ткацкого ремесла. Было развито ковроделие, ткацкое ремесло из шерсти, удовлетворяющее людей не только в одежде, но и в материале для изготовления жилищ — войлочных переносных юрт. В начале I тыс. до н.э. племена, населявшие Центральную Азию, освоили металлургию бронзы и железа, металлообработку. Естественным следствием такой сложной системы хозяйства явилось возникновение и развитие богатой духовной культуры тюрков, появление городов, которые превратились в важные центры культурной и экономической жизни.

Как следствие высокой культуры тюркских племен, вобравших в себя земледельческую культуру оазисов, скотоводческую культуру, развитую торговлю, ремесла, городскую культуру, явилось то, что тюркские племена с древности имели свою письменность. Под древнетюркской письменностью или древнетюркской литературой принято называть письменные памятники, написанные на бумаге, деревянных дощечках и камне руническим или уйгурским письмом. Можно также отметить, что к древнетюркской литературе или древнетюркской письменности можно отнести и тохарскую письменность, и письменность Карошти. Несмотря на малую изученность этих языков и сопутствующих им письменностей, можно сделать предположение: так как ареал их распространения ограничивается оазисами Средней Азии и Восточного Туркестана, то носителями их являлись древние тюркские племена. Как уже отмечалось, взаимодействие и взаимовлияние центральноазиатской и индийской, центральноазиатской и иранской культур отложили отпечаток на эти языки, и, несмотря на обилие в этих языках заимствований из индийского, в большей степени и в меньшей степени из других языков индоевропейской группы, они имеют большую самостоятельную основу и использовались в основном тюркскими народами.

Если говорить непосредственно о древнетюркской письменности, то в научной литературе под ней в более узком плане понимают очень близкие друг другу тюркскую и древнеуйгурскую руники.

Существуют различные гипотезы происхождения руники. Прежде всего — тамговая. В пользу этой гипотезы говорит словарь М. Кашгари, в котором автор указывает на использование тамги различными тюркскими племенами и родами для метки скота. Также тюркское слово «хәт» (письмо) в своей этимологии означает «білгі» (знак) или «тамға» (тамга). Существует также гипотеза происхождения руники на основе финикийского, арамейского, в том числе парфянского, согдийского алфавитов. В последнее время большинство ученых склоняется к мнению, что руника была создана на основе согдийской письменности, которая в свою очередь восходит к арамейской письменности. Это подтверждается тем, что в тюркской и в древнеуйгурской рунике был использован практически один и тот же набор согдийских букв.

Памятники рунического письма найдены в Монголии, в бассейнах рек Орхона, Толы и Селенги. Эта группа является самой многочисленной и состоит из памятников в честь Бильге кагана и Кюль текина, памятника Тоньюкуку, Онгинская надпись, Селенгийский камень в честь Кули чора, Сэврийский камень, Терхинская стела, Тэсинская стела, Карабаласагунская надпись, Суджинская надпись, 20 надписей Тайхир-Чулу, надписи, найденные в Хангае и Гоби, Бутугкская надпись. Вторая группа рунических надписей найдена в долине Енисея, которая делится на две подгруппы — минусинскую и тувинскую. Третью группу составляют надписи, найденные в Прибайкалье и верхнем течении Лены. Четвертую группу представляют алтайские памятники рунического письма. Пятая группа представлена памятниками Восточного Туркестана, включающими в себя тексты на бумаге, деревянных дощечках, надписи в пещерных храмах, надпись на бронзовом зеркале. Следующую группу также можно разделить на две подгруппы, первая — семиреченская — 12 надписей из долины Таласа на монетах, деревянных палочках, намогильных камнях, вторая — из Ферганской долины — 17 надписей на керамике и металле, на коже. Последнюю, седьмую, группу представляют памятники Восточной Европы, разделяемые на три подгруппы: донецкую — надписи на кирпичах, бытовых предметах, дунайскую — надписи на серебряных сосудах, металле, поволжскую — надпись на черепе быка.

Важным доказательством существования богатой письменной культуры тюркских народов является то, что уже в III в. до н.э. у них была собственная письменность, что подтверждается сведениями, приводимыми Л.Н. Гумилевым. Так, в своей работе «Хунну» он пишет: » В «Истории троецарствия» сообщается об обмене посольствами между Китаем и Фунаном, древнейшим царством в Камбодже. Китайское посольство посетило Камбоджу между 245 и 250 гг., и, вернувшись, участник его Кань Тай, сообщая о царстве Фунан, заявил: «Они имеют книги и хранят их в архивах. Их письменность напоминает письменность хуннов»». Здесь о хуннской (тюркской) письменности, как замечает Гумилев, говорится в придаточном предложении, как о вещи, абсолютно известной и нужной лишь для сравнения и пояснения.

Уйгурский археолог, этнограф, лингвист Курбан Вали в своей работе «Наши исторические письменности» приводит сведения о находках из селения Ялкунтаг близ Турфана. При раскопках 40 захоронений были найдены более 500 предметов культурного слоя, относящихся к V в. Среди них были найдены 18 деревянных дощечек с письменами, на которых с одной стороны были нанесены китайские иероглифы, а на обратной стороне — руны на основе согдийского алфавита. Надписи были датированы 422 г. и 480 г. Курбан Вали на дощечках особо отмечает слова: «киши», которое в тюркском языке употребляется как «человек», «мужчина», «женщина»; «огуз» (название племени); «текин», которое употреблялось в значении «принц», «потомок Кагана». На основе чтения данных надписей на дощечках — таришах он делает вывод, что в 480 году существовала письменность, употреблявшаяся для тюрко-уйгурского языка, что подтверждает образование в это время тюркскими племенами государства Гаочан (с китайского: «люди на высоких повозках»).

Важным элементом культуры древних тюрков является и наличие у них в древности своих календарей. Мучал — двенадцатилетний животный цикл, лежащий в основе древнетюркского календаря, который был создан около 3000-4000 лет тому назад. Если Мучал-календарь являлся солнечным календарем, то существовал и лунный календарь древних тюрков, называемый «өтуш» (переход) или «Тувуш» (встреча), который связан был с Луной и созвездием Уркер. Календарь был построен на основании вращения Луны вокруг Земли и вхождения в созвездие Уркер.

Древнетюркская культура, находившаяся в сердце Азии, связавшая Западную и Восточную культуры, не могла остаться в стороне от столбовой дороги развития человечества. Именно в это время сложилась первая кочевая империя тюркских народов Туран, преемником которой в разные исторические эпохи стали номадические империи: Гуннская империя, Великий Тюркский каганат, Уйгурский каганат, Кыргызский каганат, Караханидское государство и империя Тимура. В основе всех этих государственных образований лежала сложная культура, вобравшая в себя степную культуру и культуру земледельческих оазисов. Все эти крупные государственные объединения, отличаясь друг от друга во времени, тем не менее имели общие принципы в устройстве.

Верховная власть принадлежала кагану. Слово «каган»- это, скорее всего, можно понимать как «хан ханов». Каган руководил элем согласно установленным законам, подчинение которым было обязательно для всех, включая и самого кагана. По древним законам и традициям, каган избирался народом, но со времени Тюркского каганата постепенно произошел переход к престолонаследию. Выборы и провозглашение кагана представляли собой сложный церемониал: после выборов на курултае его сажали на белую кошму и девять раз проносили кругом по солнцу, после чего он объявлялся каганом.

Был определен свод законов, которым строго должны были следовать все подданные. Примером такого свода законов могут служить: ясса Чингиз хана, уложения Тимура, которые были унаследованы ими у древнетюркских правоведов. Исполнение законов и правопорядок в государстве достигались тремя путями:

— строгое следование традициям и обычаям предков, почитание старейшин, старших и родителей;

— исполнение религиозных предписаний и установок, культов и обрядов;

— строгое исполнение приказов и распоряжений кагана, вышестоящих сановников, при этом особое внимание уделялось тому, чтобы приказы и распоряжения были на благо народа;

— важные государственные вопросы, такие, как война, выборы кагана, заключение договоров и др., решались на курултае.

В курултае могли участвовать не только избранники народа от родов и племен, но и любой способный носить оружие, а также женщины. Каждый участник курултая имел право голоса и мог высказать свое мнение.

Исполнение законов и распоряжений также реализовывалось и сложной удельно-лествичной системой управления и административными структурами. Государство было разбито на уделы. Например, в Тюркском каганате существовало восемь уделов, которыми правили наместники кагана, здесь можно вспомнить и исторические сведения из «Огуз наме», когда каган разделил свои земли между сыновьями. Т. Алмас приводит следующую административную структуру Уйгурского каганата:

1. Каган, которому принадлежала верховная власть.

2. Катун (ханша) — после кагана пользовалась большими правами в решении государственных вопросов, в том числе и военных.

3. Руководитель эля (главный везир) — пользовался широкими полномочиями в решении всех вопросов.

4. Девять тарханов (везиров), трое из них отвечали за внутренние дела в государстве и шесть — за внешние.

5. Янгунты, советники, следящие за чаяниями и настроениями в народе.

6. Текины, принцы, в основном, наследовавшие престол.

7. Тутуки, ведающие военными делами.

8. Тудуны, ведающие делами завоеванных народов.

9. Эркины, осуществляющие свободное руководство и контроль.

10. Главные сангуны, руководители налоговой службы.

11. Буйруки, судебные исполнители.

12. Чоры, управляющие делами на местах.

13. Ильтебиры, советники на местах и в центре, решающие возникающие проблемы — «указывающие путь».

14. Сангуны, сборщики налогов.

Экономической основой законности и правопорядка была частная собственность. Она распространялась на землю, скот, жилище. Каждый собственник имел свою тамгу, которой отмечал свой скот. Купли, продажи земли и скота как таковой не было. Только путем переговоров и соглашений на взаимовыгодных условиях земля и скот могли передаваться в пользование другому человеку. Два процента полученного урожая, скота отдавалось в государственную казну.

Другим основополагающим законом жизни тюркских народов был закон «ника» — гражданского брака. Для соединения брачными узами требовался договор двух сторон, соглашение. Обязательным условием «ника» являлось согласие стороны девушки. Со стороны джигита должен был быть уплачен калым (обычно скотом). Если умирал муж, то женщина получала наследство в доме мужа, а дети оставались при ней. Также существовал обычай, когда жену умершего брата брал в жены один из братьев.

В государстве достигалось согласие и справедливость не только соблюдением законов, традиций и обычаев, но и ответственностью за совершенные преступления, наказанием. Мухаммад ибн Бугра в книге «История Восточного Туркестана» приводит следующие сведения: «В древнетюркских государствах преступления делились на тяжелые и легкие. К тяжелым преступлениям, за которые полагалась смертная казнь, относились:

— предательство Родины;

— надругательство над женщиной;

— убийство человека;

— трусость во время боя или переход на сторону врага;

— ошибки и упущения в дипломатической, посольской работе;

— вмешательство некомпетентного человека в государственные дела;

— выступления против своего государства.

К легким преступлениям, за которые были установлены

различные телесные или имущественные наказания, относились следующие:

— воровство скота;

— воровство привязанного коня;

— ссоры, драки».

Особое место в государстве занимала армия. Она была опорой не только власти и защитой извне, но и орудием завоевания новых земель, пастбищ, орудием обогащения. Вопросам войны, обучению военному делу уделялось большое внимание в государстве. Каждый род, племя должны были выставить определенное количество воинов с полным снаряжением. Обычно тюркское войско делилось на два крыла: левое, или восточное — толос, правое, или западное — тардуш, которые имели своих военноначальников, обычно это были родственники кагана. Оба крыла войска делились на тысячи-тумени во главе с тысячниками, тысяча — на сотни во главе с сотниками, сотня — на десятки во главе с десятниками. Такие армии имели все тюркские империи.

Можно сказать, что тюркские государства были не просто военными демократиями, но и централизованными государствами с гибкой иерархической административной лестницей управления. В основе государства лежала не просто верховная власть кагана, а, прежде всего закон, глубокое почитание и соблюдение традиций и обычаев народа, уважение старейшин и родителей, следование религиозным установкам.

Данная статья представляет собой краткую ретроспективу оснований древнетюркской культуры.

Поделиться:


Добавить комментарий

Войти через:



Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *