ҚАСИЕТ. ДУХОВНАЯ СИСТЕМА КАЗАХОВ.

Поделиться:


Как известно, древняя духовная система тюрко-монгольских кочевников в целом не имела собственного единого названия, именуясь в наши дни «тенгрианством» лишь условно. В то же время, для локальной казахской  тенгрианской традиции характерно понятие, которое можно было бы с некоторой степенью уверенности использовать как условное обозначение древней духовной традиции казахов (а также некоторых ближайших кочевых народов), так как оно напрямую относится непосредственно к духовно-магической практике казахского народа и по сию пору широко употребляется им в быту с конкретной смысловой нагрузкой.

Этим понятием является термин ҚАСИЕТ. В более широком смысле, согласно словарям, арабское по происхождению слово «қасиет» означает:

 1) качествоособенность; природное свойство; черта характера (әр заттың өзіндік қасиеті бар → каждая вещь имеет свое достоинство, особое свойство);

2) достоинство; хорошее качество; хорошее свойство (бағалы қасиет → ценное качество).

В бытовом же применении, непосредственно в контексте духовной практики, Қасиет означает наличие в том или ином человеке особых мистических способностей, священного дара, присутствие в сознании человека потусторонних сил, что обычно в народе констатируется фразой: «бүл адамда Қасиеті бар» — «в этом человеке присутствует Дух», либо: «бүл адамның Арқасы бар» – «у этого человека что-то есть «за спиной»».

В зависимости от дарованных духами наклонностей и исполняемых функций в казахской традиции подобные люди именовались: бақсы (шаман), көріпкел (ясновидящий), жаурыншы (гадатель на костях), емші (лекарь), санші (астроном), аулие или абыз (святой), бий (судья), ақын (родовой поэт-музыкант), салы и сері (также поэт­ы-музыканты, не имеющие аналогов в других культурах, скорее – «маги Любви и Войны»), жырау (идеолог национального масштаба) и шырақшы («хранитель света (духа)» на священных местах). Определенным Қасиетом обладали также некоторые батыры (знатные воины), а также многие ханы и каганы. Интересным, но пока еще неизученным является также феномен ахуна (скорее всего, хозяина конкретных духов (пері) определенного сакрального места). Как будет показано ниже, обладающие Қасиетом люди составляли целую систему «Посредников», «Проводников», «Носителей Духа».

К носителям Қасиета предъявлялись особые требования морально-нравственного характера. С момента принятия Қасиета и осознанного вступления на путь служения Духу носитель обязан соблюдать чистоту помыслов и действий, дабы Қасиет как высшее благо не обратился в свою противоположность, «Қасiрет» – «Страдание», «Наказание». Ибо народная поговорка гласит: «Қасиетты Қасiретке айналдырма» — «Не обрати святое дарование в тяжелое страдание».

Разумеется, обладатели Қасиета, как обладатели сверхъестественных способностей, пользовались в народе особым почетом и уважением. Қасиет передается исключительно «по наследству» и может быть проявлен, только если среди предков кандидата имеются другие носители духа. При этом личное желание человека обрести Қасиет ни в коей мере не учитывается, решение вопросов о том, кто, когда, какой дар, какого уровня силы и при каких обстоятельствах получит, является исключительно односторонней волей духов, которую нельзя ни искусственно направить, ни игнорировать. Отказ от принятия Қасиета чреват страданиями самого избранника и смертями среди родни избранника.

Несмотря на то, что Қасиет обладает всеми признаками единой системы, к явлению Қасиета абсолютно неприменимо существование каких бы то ни было «иерархий священнослужителей» или «бюрократической организации». Каждый носитель духа действует локально, но связан со всеми другими участниками процесса в единую незримую духовную систему, которая, судя по конкретным проявлениям в повседневной магической практике казахов, обладает собственной волей, сама избирает участников своей магической сети и направляет их по собственному усмотрению согласно некому «высшему плану». При этом, носитель Қасиета не имеет права претендовать на какие-либо привилегии или вознаграждение, он обязан просто служить духам во благо народа, моментально исполняя их волю. Более того, за ненадлежащее служение он может быть наказан потерей дара и сопутствующими физическими и психическими страданиями – как единолично, так и в масштабах ближайшей родни.

Как правило, схема обретения человеком священного дара проста и приблизительно едина относительно всех типов носителей духа: изначально их преследует «шаманская болезнь» (необъяснимые неисцелимые болезни и временное «умопомрачение» будущего носителя Қасиета), явление духов предков во снах и получение их благословения, равно обретения дара (сверхъестественных способностей) как такового.

Рассмотрим некоторые типы носителей духа формата Қасиет.

  1. Ритуальные посредники.

Ритуальные посредники – это рядовые члены родового коллектива, которые избирались или назначались человеческим коллективом по тем или иным критериям, чтобы совершать традиционные духовные ритуалы и обряды. Это люди, которые лучше других знали тонкости проведения родовых обрядов, порядок исполнения заговоров и заклинаний. После завершения обряда посредник вновь становился рядовым членом коллектива. Ритуальные посредники являются древнейшей формой проявления духовного посредничества и происходят, скорее всего, еще из глубин палеолита

 

  1. Бақсы (шаманы).

Бақсы (шаман, от бағу — высматривать) — это человек, который в силу своей физио-психической конституции, личных качеств и большей способности хранить, накоплять, умножать и развивать веками выработанные обществом идеи, представления и традиции, может с большим успехом выполнять духовные функции общества, общаться с миром сверхъественным, с миром духов. Функции шаманов: в мирное время — физическое и духовное исцеление на уровне отдельных индивидов и семей, родов (в формате битв с негативными силами), а также управление силами природы. Во время войны – магическое воздействие на силы противника и прямое физическое участие в боестолкновениях. Судя по рудиментам шаманизма в традиционной кузнечной практике Великой степи, именно шаманы как носители духа имели прямое отношение к феноменону мтеаллургии и другим фундаментальным открытиям Великой степи. Исследования многих ученых позволяет предположить, что возраст шаманов как служителей Духа на данный момент не менее 5-7 тысяч лет.

  1. Ақыны.

Ақын сочетает в себе в одном лице функции сказителя (создателя и исполнителя эпоса), сказочника, рассказчика-әңгімеші, поэта-импровизатора и музыканта-композитора, а также руководителя семейно­родовых обрядов. Он осуществляет руководство проведением небольших внутриродовых обрядов и выполнение основных коллективных ритуальных действий (обряды «той бастар», «бет ашар», «шилдехана», «сүндет той» и др.).

Основная же творческая функция ақынов, которая отличает их от других носителей устно-поэтической традиции, проявляется в том, что они регулярно защищают честь своего рода, вступая в музыкально-словесные поединки-импровизации (айтысы) с ақынами – представителями других родов. Это своеобразие заложено и в самом происхождении слова «ақын», которое означает «набег», «барымта», «нападение», перейдя из разряда военной терминологии в духовно-творческую сферу. Ввиду исполнения ақынами важнейших и древнейших ритуалов, предполагается, что этот феномен имеет глубочайшие корни, восходящие еще к ритуальным посредникам.

  1. Тайные ритуальные союзы.

Тайные ритуальные союзы представляли собой отдельные надродовые группы лучших воинов-магов, представлявшие собой элиту степного воинства, владевшие не только воинским мастерством, но и священным магическим даром и по воле духов посредством своего авторитета объединявшие рода в народы. Известно, что в III в до н.э. степные военно-магические ордена фактически создали кочевую империю Хунну и, в результате, сделали это имя синонимом глобальных потрясений. Приблизительная древность тайных союзов воинов — 2000-2500 лет.

  1. Сал-сері.

Понятие «Сал» можно условно определить как «Посвященный духу Любви и Войны» (салынды — отдался, полностью предался чему-л.), преданный служитель аруахов и самого Неба. Что-то вроде воина-монаха, целиком и полностью отдавшего свою жизнь «верхнему миру», миру духов. Будучи виртуозными исполнителями музыкально-поэтического репертуара, салы резко отличались еще и странным, часто шокирующим внешним видом и поступками, безрассудными подвигами на поле брани и наивысшим авторитетом и почетом в кочевом обществе. Функцией салов в мирное время было устройство бурных фестивалей и обучение молодежи лирико-романтическим эталонам поведения, содействие в гармоничном переходе из детства на этап созревания. В военное время они воодушевляли бойцов, исполняя музыку в гуще боя, либо прямо участвуя в битвах, часто с голым торсом, проявляя дерзкий героизм на грани безумия.

Сері являются спутниками салов, выполняя фактически те же функции, но отличаясь от салов сдержанностью, изысканностью, подчеркнутой аристократичностью как в поведении, так и во внешнем облике. Изначальное значение слова «сері» — «воин», «дружинник», что точно отражает суть происхождения сері, как членов древних тайных военно-магических союзов. Слово «сері» с полным правом можно перевести как «рыцарь», имея в виду и военные занятия, и благородство в поведении, и внутренний аристократический облик этих потомков древних степных воинов-магов.

  1. Жырау.

Жырау являлись вещими воинами­-поэтами, провидящими будущее нации. Они находились при ставке хана и принимали деятельное участие в решении государственных дел, касавшихся всего ханства. Давали в форме наставительных стихотворений-импровизаций советы и наставления хану, батырам и полководцам (болжал айту). Воспевали подвиги полководцев и батыров в одах-мақтау, исторических песнях и героическом эпосе. В военное время жырау входили в состав военного совета при хане, а также исполняли для воинов произведения героического эпоса, поднимая их боевой дух. Жырау являлись сочинителями исторических песен, героического эпоса, од-мақтау и наставительных философских размышлений-импровизаций толғау. Функцией жырау, является гармонизация отношений и духовное насыщение всего народа, его задача – безопасность и процветание в национальном масштабе.

 

При ближайшем рассмотрении особенностей носителей духа степной традиции мы видим, что обладатели Қасиета исцеляют людей, обеспечивают душевное равновесие внутри коллектива, прогнозируют решения в любой области, контролируют баланс с природными стихиями, выносят мудрые и эффективные решения, веселят и обучают народ в мирные дни и воодушевляют его на подвиги в военное время. То есть, люди формата Қасиет фактически являются почитаемой элитой народа, не просто ее духовно-идеологической силой, но и реальной физической опорой в процессе выживания в окружении природных стихий и враждебных сообществ.

Интересно при этом, что функции служителей степного Духа не только были связаны с масштабом их влияния (шаман – индивид, семья; акын – род; сал-сері и жырау – народ, нация), но и полностью соответствовали «периодической системе» циклического Тенгрианского календаря Мүшел (салы и сері отражали мир молодежи; ақыны – мир зрелого человека, жырау – мир стариков). Таким образом, мы считаем справедливым именовать народную духовную традицию Қасиет системой, так как в ней был реализован системный подход, отражающий социальную иерархию кочевого общества и реализующий четко организованный «календарно-возрастной принцип» духовного развития человека в рамках кочевой цивилизации.

Қасиет – это источник информации и силы (сверхспособностей) носителей духа. Это также источник художественного творчества, изобретательских решений и духовной силы всего кочевого общества. Это проявленная внешне как духовная система некая «невидимая сила», связующая семьи, рода, народ и всю природу в единое гармоничное целое. Система, которая, обладая собственной волей, снабжала народ необходимыми решениями и идеями, получаемыми в готовом виде посредством духов.

В этом, кстати, отличие системы Қасиет от мировых религиозных концепций, опирающихся в той или иной степени на часто устаревшие письменные догматы своих священных книг. Духовная система Қасиет является «живой книгой жизни», посредством своих носителей-проводников дающей уникальные ответы на текущие вопросы бытия, возникающие здесь и сейчас. Это и есть самая истинная форма изначальной, естественной, природной духовности человека, свободная от политического, религиозно-идеологического или материального давления извне.

Характерно, что все описанные выше типы носителей духа в той или иной степени, в первую очередь, являются проводниками единственно главной функции – военно-магической. И если, согласно выводам практически всех исследователей, кочевой народ – это во всех смыслах «народ-войско», весь быт и мировоззрение которого подчинены в первую очередь вопросам эффективного ведения войны, то носители Қасиета – это избранная духами духовно-воинская и творческая элита кочевой нации.

Имея же ввиду глубокую древность этой сложившихся в степи духовной системы и доказанные исторически массовые миграции кочевников Великой степи в разные концы мира в ходе завоевательных походов, то вполне вероятно предположить и степное влияние на формирование таких духовно-культурологических феноменов как восточный календарь, письменные традиции разных народов, скандинавские мифологии, зороастризм, буддизм, синтоизм, исламская философия и российская идеология, средневековое рыцарство и евразийское казачество. Скорее всего, одаренные сверхъестественными способностями люди причастны также и к принадлежащим кочевникам фундаментальным открытиям в области технологий  – оседланию коня, разработке всей необходимой конской упряжи, изготовлению эффективного металлического оружия, открытию феномена транспорта и другим.

Такая могучая духовная сила не могла исчезнуть без следа. И хотя кочевая цивилизация и пережила эпоху полнейшего развала и уничтожения ее исконных духовных институтов, система Қасиет продолжает функционировать и в наши дни, проявляясь как в традиционном (бақсы, көріпкел), так и «модерновом» форматах, пока еще не имеющем названия. Будем надеяться, что мы станем свидетелями ее нового расцвета во благо потомков кочевников Великой степи.

Список использованной литературы:

  1. Аюпов Н.Г. Тенгрианство как открытое мировоззрение. Монография – Алматы: КазНПУ им. Абая. Изд. «КИЕ», 2012.
  2. Левшин А.И. Описание киргиз-казачьих, или киргиз­кайсацких, орд и степей. — Алматы: «Санат»,1996г.
  3. Абаев Н.В., Аюпов Н.Г. Экологическая культура в тенгрианско-буддийской цивилизации народов Внутренней Азии. – Алматы, 2010.
  4. Мухамбетова А.И. Календарь и жанровая система традиционной музыки казахов. «Казахская традиционнная музыка и ХХ век». А., 2002.
  5. Байжумин Ж. Туран. Взгляд на историю человеческого общества. – Алматы, «Арыс», 2012.
  6. Турсунов Е.Д., Возникновение баксы, акынов, сэри и жырау. Астана, 1999.
  7. Формозов А. Очерки по первобытному искусству. М., 1969.
  8. Окладников А.П., Запорожская В.Д. Петроглифы Средней Лены. Л., 1972.
  9. Липский А. К вопросу о семантике солнцеобразных личин Енисея. «Сибирь и ее соседи в древности». Новосибирск, 1970.
  10. Студзицкая С. Изображение человека в искусстве Прибайкалья в эпоху неолита и ранней бронзы (мелкая пластика). Ж. «Сов. археология», 1970, №1.12.
  11. Бируни А. Избранные произведения, т.1. Памятники минувших поколений. Ташкент, 1957.
  12. Байжумин Ж. История рождения, жизни и смерти пастуха Авеля. Арийский лексикон. – Алматы, 2009.
  13. Аманов Б., Мухамбетова А.; Будагов Л.З. Сравнительный словарь турецко-татарских наречий, т.1, СПб., 1869; т.П., 18871;
  14. Радлов В.В. Опыт словаря тюркских наречий, т.1, 1893; т.П, ч.1, 1905; т.1У, ч.1, 1911; Самойлович А. Очерки по истории туркменской литературы. М., 1930; Смирнова Н. Казахские певцы ХУШ века – акыны и жырау. «Краткие сообщения Института востоковедения АН СССР», вып.1У. М., 1952.
  15. Исмаилов Е. Акыны. А.-А.,1957.
  16. Әуезов М. Қазақ әдебиетінің тарихы. Қызылорда-Ташкент, 1927; Әуезов М. Айтыс өлеңдері. 2-т. А., 1965.
  17. Мұқанов С. Айтыстар туралы. «Айтыс», 1-т. А., 1964; Рахымжанов Ә. Айтыстар. «Қазақ фольклористикасы», А., 1972.
  18. Каратаев М.. Айтыс Х1Х-начала ХХв. «История казахской литературы, т.1. А., 1968.
  19. Дүйсенов М. Айтыс өнерінің өрісі. «Қазақ әдебиеті», 26. 1. 1973.
  20. Тюхтенев Т. Алтайские народные песни. А., 1970.
  21. Harris I. The cult of heaventy twins. Cambridge, 1906; Золотарев А. Родовой строй и первобытная мифология. М., 1964; Семенов Ю. Как возникло человечество. М., 1966.
  22. Исмаилов Е., Турсунов Е. Основные типы создателей и носителей казахского фольклора. «История казахской литературы», т.1. А-А., 1968.
  23. Смирнова М. Указ. раб.; Дүйсенбаев Ы. Ғалымдар сыры. А., 1970; Исмаилов Е., Турсунов Е. Основные…
  24. Унгвицкая М. Хакасские героические сказания «семейные хроники» и памятники енисейской письменности. Ж. «Советская тюркология», 1973, №2.
  25. Маргулан А. О носителях древней поэтической культуры казахского народа. «М.О. Ауэзову — к его 60-летию». А-А., 1959.
  26. Древнетюркский словарь. Л., 1969.
  27. Біржан сал Қожағұлұлы. Өлеңдер. Құраған Қ Қоңтарбаев. А., 1967.
  28. Ақан сері. Маңмаңгер. 2-басылым. Құраған Қ. Жүзбасов. А., 1988.
  29. РФИЛИ, п.120, 180.
  30. Дамдинсурэн Ц., Лувсандэндэв А. Орос-монгол толь. Уланбаатар, 1967.
  31. Большая Советская энциклопедия, т.3.
  32. Маргулан А., Акишев К., Кадырбаев М., Оразбаев А.. Древняя культура Центрального Казахстана. А-А., 1966.
  33. Гумилев Л.Н. Хунну. Средняя Азия в древние времена. М., 1960.
  34. Цыбульский В.В.. Лунно-солнечный календарь стран Юго­Восточной Азии, М., 1988.
  35. Шахматов В.Ф.. О происхождении двенадцатилетнего животного цикла летоисчисления у кочевников. Вестник АН КазССР, 1955, № 1.
  36. Нурмуханбетов А.Б. «Код Степного Рыцаря», интернет, сайт dalaruh.kz.
  37. Мадигожин Д.Т., Аязбаев С.С.. Логика Небесного Закона. Көк Төре. – Алматы, «Арыс», 2012.
  38. Никонов А. «Тенгрианство (черновик к культурному коду)», интернет, сайт dalaruh.kz.
  39. Гекерторн Ч.У.. Тайные общества всех веков и всех стран, Т.: Шарк, 1994. с. 23.

Арман Нурмуханбетов

Поделиться:


Добавить комментарий

Войти через:



Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *