РАЗМЫШЛЕНИЯ СВИДЕТЕЛЯ ЭПОХИ ПЕРЕМЕН

Поделиться:


Жаугашты Набиев

(Материалы для интервью)

Накануне празднования 20-летия независимости РК были опубликованы интервью Жаугашты Жолановича Набиева, одного из компетентных свидетелей становления нового государства, в номерах 41-42 (336-337), 46 (341) и 47 (342) за 2011 «Свободы Слова» и 13 (235) «Голос РЕСПУБЛИКИ» от 06.04.2012 г. Однако нам показалось, что интервью не было закончено. Редакция решила завершить интересные воспоминания и размышления о сегодняшнем дне собеседника.

— Вы, Жаугашты Жоланович, ранее приводили достаточно много примеров по неосуществленным проектам, неоспоримо выгодным для молодого государства. Как бы продолжая наши ранее заданные вопросы хотели бы знать каково Ваше мнение на сегодня о взаимоотношениях власти и бизнеса, о государственном управлении…?

В интервью, данное мною Вашей газете в начале апреля текущего года, к сожалению, больше внимания уделялось текущему моменту, то есть к оценкам события в Жанаозене, а остальные вопросы были скомканы.

По вопросу об оценке отношения власти и бизнеса я успел привести один пример, относящийся по времени к 1994 году и связанные с ошибками, допущенными при разработке законов и различных подзаконных актов, которые являлись удавкой на горле бизнесмена. Этот первый пример, т.н. о «курсовых разницах»  можно отнести к началу независимости, когда могли случаться ошибки по неопытности разработчиков. Пример, о котором я хочу рассказать, относится ко времени осознанного действия (2004 г.), когда очень тонко закладывались «крючки» для дальнейшего использования в коррупционных целях.

Привожу цитаты из моего письма от 26 декабря 2003 года первому заместителю Премьер-Министра РК Павлову А.С. и Председателю Национального банка РК Марченко Г.А. «В конце 2001 года ОАО «Казахстан Коммерция» увеличило свой уставной капитал путем перераспределения за годы накопленных прибылей, выпустило дополнительные акции и распределило их между своими акционерами – физическими лицами. При этом не была произведена выплата дивидендов, то есть акционерами не получены доходы, валюта бухгалтерского баланса и активы остались без изменений, только в пассивной части баланса в разделе «Собственный капитал», по решению общего собрания акционеров, произошло перераспределение средств между строками, то есть отражение факта капитализации: сумма уменьшенная со строки 100.30.029 увеличила сумму строки100.30.025. Таким образом, с расчетного счета компании ни один тенге (или иной другой актив компании) не ушел в виде дивиденда. Это означает, что не появился объект налогообложения и соответственно бухгалтерия компании – как посредник между налоговым органом и налогоплательщиком – не имела основания для удержания налогов у источника выплаты. В этой обстановке угрозу проверяющих о принудительном взыскании несуществующих налоговых задолженностей физических лиц с начислением пени за счет средств юридических лиц  (посредника НК РК) ни законом, ни здравым смыслом объяснить невозможно.

Налоговый комитет Бостандыкского района г. Алматы, осуществляя комплексную проверку полноты и своевременности перечисления налогов и обязательных платежей за период 2001 – 2003 гг. ОАО «Казахстан Коммерция», не может окончательно квалифицировать вышеуказанный факт: норма это или нарушение. При этом у налогового комитета в руках имеется, неграмотный или специально запутанный комментарий к п.п.6 п.1 ст.10 Налогового Кодекса РК некоего сомнительного Консалтингового агентства «Накып». Из этого руководства: «В случае, если по решению учредителей дивиденды(выделено мною – Н.Ж.) направлены на увеличение уставного капитала, то данные дивиденды подлежат обложению корпоративным подоходным налогом у источника выплаты…». Во-первых, учредители могут принять решение на что направить чистый доход (а не дивиденды!): на дивиденды, или на увеличение уставного капитала, или оставить нераспределенным. Во-вторых, какое отношение имеет корпоративный подоходный налог к физическому лицу? И, самое главное, на основании каких норм и законов Консалтинговое агентство взяло право быть арбитром по такому тонкому вопросу?!

Относясь к слову дивиденды как к научной экономической категории, хочу привести определение этому слову из книги «Налоговое право» (Москва, Новый Юрист,1998г.): «Дивидендом признается любой доход, полученный акционером (участником) от организации при распределении прибыли, остающейся после налогообложения (в том числе в виде процентов по привилегированным акциям) по принадлежащим акционеру (участнику) акциям (долям).

Не признаются дивидендами выплаты акционерам (участникам) организации в виде передачи акций этой же организации в собственность.» (стр. 33, копия прилагается).

Кстати, применение причастий страдательного залога настоящего времени к выражениям в НК РК, относящимся к дивидендам (подлежащий выплате – ст.10 п.1п.п.6;выплачиваемому – ст.158) допускает возможность разночтений и акционерных обществ ставит по сути в бесправное положение перед контролирующими органами, которые могут истолковать их в собственных интересах. Мы уверены, что эту форму необходимо заменить на причастия страдательного залога прошедшего времени, как в законах Российской Федерации(выплаченный, полученный). Намерения не могут расцениваться свершившимися действиями.»

Что тут началось! К чести сказать, Марченко Г.А. согласился с моими доводами и в своем письме в Правительство поддержал мое предложение. Очень кстати для меня, Марченко Г.А. через неделю после своего письма был назначен первым заместителем Премьер-Министра РК и ему тоже пришлось за свою позицию бороться со своими новыми подчиненными. Минфин, Минэкономики, Минюст целых девять месяцев держали оборону по принципу «ничего не понимаю, не принимаю, будет так, как мы сказали». Мои статьи по этому спору были опубликованы в «Панораме» (20.02.2004), «Казахстанской Правде» (28.05.2004), организовал письмо от Конфедерации работодателей РК Премьер-Министру Ахметову Д.К. и, наконец, я обратился к депутату Мажилиса Г. Байназарову, бывшему главному банкиру страны, чтобы он при рассмотрении изменений к Налоговому кодексу и Закону РК «Об акционерных обществах» учел, что «акции, выпущенные для увеличения уставного капитала за счет нераспределенной прибыли общества, не являются дивидендами. Соответственно, с целью исключения двойного налогообложения, они не облагаются налогами». В конце концов, после годичного марафона, накануне нового года, эти изменения были приняты. К сожалению этим примером никого сегодня не удивишь. Удавка против предпринимателя, как всегда, в руках чиновничества.

О государственном управлении

Человеку присуще, оглядываясь назад, рассуждать «если бы не так, события могло бы иначе развиваться». В интервью, посвященное 20-летию независимости республики, тем более есть основание так думать. Потому что, становление нового государства, по любимому выражению  власти, явление многовекторное, то есть альтернатив было много.

Государственное управление обязано служить интересам общества на традициях, сложившихся в историческом отрезке времени на основе культуры, истории, экономики и моральных устоев этого общества. Результаты государственного управления оцениваются прежде всего благосостоянием народа, которое достигается посредством правильно выбранной внешней и внутренней политикой развития общества и модернизации экономики страны. Прошедшие двадцать лет независимости Казахстана, достаточно большой срок для оценки результатов, и к сожалению часто вызывают горечь обиды за бездарно упущенное время. Произошли ухудшение благосостояния народа и деградация общества.

Недавно Казахстан отметил 20 лет независимости, но если  заглянуть в историю, то правильнее говорить  о двадцатилетии  восстановления  независимости.  Казахский  народ  по праву может  гордиться своей  историей, историей до 1917 года, своими предками, сохранившими огромные территории, богатыми природными ресурсами и не менее богатым духовным наследием.

А чем можем гордиться мы, нынешнее поколение? Чего достигли при  прошествии двух десятилетий после развала  Советского Союза? Каким  мог бы стать Казахстан, если бы  чиновники думали о государстве, только потом о благополучии своем и ближайших родственниках?  Эти вопросы волнуют многих, кто участвовал в становлении молодой независимой республики, кому небезразлична судьба страны и народа, кто мыслит глобально, на государственном уровне.  Таковых не так много. Их голоса не были услышаны. Хотя, Казахстану выпал уникальный шанс стать процветающей страной, который, к сожалению, он упустил.  Утверждаю так неголословно, потому что в разработке и promotion (промоушн) дюжины интереснейших проектов довелось мне принимать самое непосредственное участие.  Если бы только часть их доведена была до конца, проекты ввели, несмотря ни на что, в эксплуатацию, то Казахстан бы находился  сейчас на совершенно ином  витке развития и  не числился среди стран – сырьевых придатков Запада. Остается лишь сожалеть о нереализованных возможностях.

Мои действия в те годы можно оценивать по-разному. Некоторым людям сложно понять, что я преследовал  патриотические цели, и на самом деле я действительно был и остаюсь альтруистом. Кто-то может осуждать, что не стал бороться и настаивать, цепляться, когда предлагали мне отойти и не мешать. Конечно же, были такие попытки, споры c бюрократами, но, это было бесполезно. Большой мой опыт положительного решения достаточно многих сложных вопросов в советское время в союзных органах меня убедил, что такое возможно, оказывается, только при идеологической поддержке на самом верху.

Моя компания «Казахстан Коммерция», созданная в начале 90-х годов, нормально функционирует и сегодня. Благодаря успешной работе мы смогли помочь десяткам людей, поддержали тех, кто нуждался в нашей помощи.  Тогда, в первые годы независимости, компания была единственной, имевшей офис за рубежом (в Великобритании). Единственной частной компанией, с опытом международной  торговли и переговоров с иностранными инвесторами. Оттого, именно «Казахстан Коммерция»  стала учредителем  многих компаний и банков (в частности «Казкоммерцбанк», первые совместные банки с зарубежным капиталом: казахстанско-турецкий и казахстанско-американский, корпорация «Казмунайгаз», концерн «Казахгаз», морской порт «Актау» и так далее). Если бы меня не задвигали в силу разных причин, не просили в решающий момент отойти в сторону те, у кого свои интересы превыше всего, то сегодня я мог бы по финансовой состоятельности сравниться с  турецким Рамом или российским Прохоровым. Мог бы, но я ничуть об этом не жалею. Мне грустно, что не были реализованы прекрасные проекты и одновременно уничтожены предприятия, отправлявшие на экспорт свою продукцию.  Угробили, благодаря усилиям горе-премьерам сельское хозяйство.  Помню, как СМИ цитировали слова  А.Кажегельдина, что не нужно развивать овцеводство, дешевле баранину привозить из Австралии. И привозили… и что?

Нашей стране катастрофически не везло с премьер-министрами.  С.Терещенко, первым в независимом Казахстане занявший этот высокий пост «потерял» почти два миллиарда долларов США, а затем, создав фонд «Интеграция» позолотил купола московского Кремля. Во время одной официальной встречи митрополит всея Руси поблагодарил фонд за то, что «Россия 150 лет не могла найти деньги, чтобы обновить купола, а казахстанский фонд «Интеграция» смог помочь». О С. Терещенко я упомянул в связи с проектами, такими, как  Центр по обслуживанию «Боингов», строительство и модернизация электростанций компанией «Трактебель». Его сменил А.Кажегельдин, называвший себя «международным брокером». К примеру, он не пришел на важную встречу с IFC (международная финансовая корпорация), прислав вместо себя С.Калмурзаева, и в итоге мы не смогли создать фонд, который позволил бы нам не распродавать за бесценок государственную собственность.

90-е годы… эпоха перемен. Для умных людей — это подъем, для алчных и ненасытных наступает общая стагнация. По ассортименту и качеству продукции мы до сих пор не можем достичь ВВП 1990 года. Наверняка многие знают, что только в Алматы в конце 80-х годов функционировало около четырех десятков крупных предприятий. Алматинский хлопчато-бумажный комбинат (АХБК), работавший на хлопке Казахстана  и Узбекистана, экспортировал свою продукцию в 80 стран мира. Сегодня АХБК шьет допотопные халаты из ткани стран СНГ и Китая. В целом Казахстан производил от гвоздей до подводных лодок. Легкая, пищевая, перерабатывающая промышленность обеспечивала не только население огромной советской страны, но и поставляла продукцию в дальнее зарубежье. По количеству и разнообразию продуктов агропромышленного комплекса Казахстан считался «житницей советской страны».

Но случилось злополучное ГКЧП… а фраза Б.Ельцина, первого президента России «берите столько суверенитета, сколько сможете проглотить», сработала, точно вирус.

Много позже мы поняли, что «железный занавес»  был своего рода защитной мантией. Чиновники Казахстана продавались разного рода мошенникам Запада, продавая все и вся. Даже геологические карты, считавшиеся секретными в советское время. Чиновники кутили с размахом. Помню банкет, устроенный А.Машкевичем (нынешним «алюминиевым королем») в знаменитом музее  восковых фигур мадам Тюссо. Наши государственные мужи пили, гуляли вместо того, чтобы решать важные и судьбоносные вопросы. В итоге мы имеем то, что имеем.

В ходе преступной приватизации ведущие объекты народного хозяйства: экспортоориентированные предприятия и объединения промышленности были переданы под управление иностранным компаниям, а затем проданы им за бесценок.

Среднегодовой объем поставок товаров на экспорт в середине 1980-х годах объединениями и предприятиями Казахской ССР по оптовым ценам составлял 667 млн. рублей. При этом надо отметить, что экспортные поставки нефти и газа раздельно по союзным республикам не учитивались и соответственно не вошли в эти цифры.

В производстве товаров на экспорт принимали участие 178  казахстанских предприятий, в том числе 76 – союзного подчинения (объем экспорта-300 млн. руб), 102 – союзно-республиканского и республиканского подчинения (объем экспорта 367 млн. руб).

Продукция из Казахской ССР отгружалась в 78 стран мира и экспонировалась на десятках международных ярмарок и выставок. На ВДНХ в Москве Казахстан имел собственный постоянно действующий огромный выставочный павильон. Многие помнят, что на одной из витрин лежал алматинский апорт весом 800 грамм.  Апорт только сейчас пытаются возрождать, а на местах знаменитых садов построены элитные коттеджи.

В настоящее время, на мой взгляд, доля отечественного капитала в нефтянных и горнодобывающих компаниях составляет не более 30 процентов, если не меньше. Как известно, иностранные владельцы грабительски эксплуатируют наши уникальные месторождения, выкачивают подземные богатства, высасывая из трудовых ресурсов жизненную энергию. Иностранные инвесторы не будут вкладывать средства в модернизацию производства, не говоря о строительстве социальных и инфраструктурных объектов, превращая страну в сырьевой придаток ТНК и ввергая ее в пучину беспросветного технологического отставания. Регресс и деградация химической, металлургической промышленности, нефтепереработки и горнодобывающего производства увеличивают экологическое давление на окружающую среду и ведут к массовым профзаболеваниям и снижению уровня квалификации рабочих. Больными и примитивными существами легче управлять.

Противостоять инстинкту наживы может только разум человека, развившийся из бессознательного в ум, воспитанный в духе высокой нравственности, отшлифованный из поколения в поколение. У казахов есть понятия «теги» и «ак суиек». Когда на общественном поприще появляется умный молодой человек, народ интересуется его предками до седьмого колена, чтобы определить его «значимость», то есть  «теги». Если человек смог проявить себя наилучшим образом, совершил смелый, мужественный поступок, показал себя способным на справедливые решения и гражданские подвиги во имя общества и людей, то их считают «из знатного рода» —  «теги ак суиек», то есть из аристократов. Есть еще одно выражение у казахов «карадан шыгып хан болмас» — буквально означает, что «бедняк не станет ханом» или  перейти «из грязи в князи» невозможно.  Отрок, не получивший с молоком матери достойное воспитание не в состоянии искренне и преданно служить своему народу, обществу. Такому человеку свойственна алчность и ненасытность, оттого из него не получится справедливый правитель.

Опорой государства являются только те социальные слои общества, воспитанные на опыте и достижениях мировой цивилизации,  которым присуща государственная культура. Поэтому новому, молодому государству необходимо возродить класс аристократов духа — «ак суиеков», людей состоятельных духовно. Для этого есть смысл открыть специальные школы с патриотическим уклоном, где создать условия и стимулы для воспитания  молодых людей, для которых благородство и честь не пустой звук, как когда-то для лицеистов пушкинской поры. Пришло время формирования государственной программы по исследованию и написанию истинной истории народа. Ибо, мы стыдимся той истории, созданной царскими и советскими историками в угоду властвовавшей идеологии государства: правителям тоталитарных режимов выгодна концепция, что аборигены не имели истории, культуры, своей государственности. Зомби и манкуртами легче управлять. Но держать народ в невежестве – это безнравственно и преступно. Кое-кто боится возрождения духа многонациональной Великой Степи, оттого препятствует  изучению и постижению нами своей истории, которой поистине можно гордиться. Наследие прошлого величаво, глубокими и мудрыми корнями уходит в глубь веков на пять тысяч лет. (Найденная книга «Авеста» тому подтверждение). В результате, все это способствует формированию нового сознания, воспитанию личности, несущие в себе государственную культуру.

И если мы хотим прийти к 2030 году с достойными нас результатами, то пора задуматься кто мы: сырьевой придаток или конкурентоспособное государство? Куда движемся? Что мы имеем сегодня?

 За годы независимости добыча нефти в Казахстане по сравнению с советским периодом возросла в три раза, иностранные инвестиции в эту отрасль составили 120 млрд. долларов США, при этом на экспорт нефти отгружено на 300 млрд. долларов США, более 80% всей прибыли принадлежит иностранным инвесторам. У «станового хребта» экономики любой страны – тяжелой промышленности, в нашем случае хромо-, уранодобывающой, медной, свинцово-цинковой отраслей ситуация сложилась еще хуже. Статьи о хищнической эксплуатации недр и чудовищном отношении иностранных компаний к отечественным рабочим пестрят на страницах СМИ. Оказавшись в тисках искусной манипуляции и не заметили, как стали за какие-то двадцать лет сырьевым придатком мирового капитала. При этом не перестаем хвастаться, что ВВП на каждого жителя страны составлял в 2010 году 10 тысяч долларов США и растет с каждым годом. Умалчивая, что рост ВВП дает лишь увеличение добычи полезных ископаемых. На самом деле это –факт для гордости, но только вопрос: что от этих огромных средств рядовые жители страны имеют? Не хочу повторять о безобразиях по разбазаривания бюджетных средств на всякие «прорывные проекты», излишества при создании условий для работы госчиновников и праздновании многочисленных юбилеев, а также об огромных внебюджетных расходах, выплачиваемых в виде премий и бонусов всяким иностранным консультантам и советникам. Как известно, ЦК КПСС и СМ СССР минимум раз в пять лет принимали решения о сокращении численности аппарата управления народным хозяйством, имеющейся, по «законам Паркинсона», тенденции самовоспроизводящейся в геометрической прогрессии. Содержание чиновничьего аппарата власти, правоохранительных и всяких других контролирующих органов, я уверен, давно стал одной из главных статей бюджетных расходов.

Одной из основных экономических причин Жанаозенских событий является излишняя централизация управления крупными производственными комплексами страны. Какой смысл размещать дочернюю компанию по разведке и добычи нефти национальной компании «Казмунайгаз» в Астане за тысячи километров от места производства? Ради престижа? Ради того, чтобы искусственно поднять численность населения и благосостояние Астаны? Или, может быть, во избежание «несуразных инцидентов», держать подальше от места производства молодых менеджеров, руководящих нефтяной отраслью страны, которые в жизни не видели «живьем» нефтяные качалки, но успешно контролирующие финансовые потоки? В результате в регионе семь месяцев не решались трудовые споры нефтяников и социальные условия жизни населения Западного Казахстана – кормилицы страны.

О состоянии дел в сельском хозяйстве сказать что-то, без применения слова «разрушение», невозможно. Согласно «Земельному Кодексу» народ из собственника земли, за которую веками проливали кровь наши мужественные предки, стал безземельным рабом латифундистов. А владельцами бескрайних просторов в одночасье стали чиновники, оказавшиеся в нужное время у власти. Земледельцы, не жалея сил и здоровья, выращивают рекордные урожаи, достаточно большая доля которого остается под снегом и сгнивают в гуртах. Животноводство в загоне, поголовье скота уменьшилось в десятки раз, мясо импортируется по баснословным ценам, оттого килограмм реализуется по 1500-2000 тенге. Крупнейшие предприятия по переработке сельскохозяйственного сырья: кожевенно-меховые объединения, валяльно-войлочные, шерстопрядильные и текстильные комбинаты  разграблены, доведены до полного банкротства.

В итоге, даже по официальным данным Агентства по статистике РК (об их объективности можно поспорить) мы более-менее обеспечиваем себя продуктами питания. Хотя в 80-е годы мы кормили всю советскую страну, а уж мыла и стиральных порошков было в избытке. Итак, собственной мукой страна обеспечена на 99,8%, макаронами — на 89,8%, водкой и ликеро-водочной продукцией — на 86,9%, крупами — на 80,5%, молочными продуктами — на 78,2%, маслами растительными — на 70,2%.

Рынок непродовольственных товаров обеспечивается, преимущественно, ввозом из других стран. Преобладание импорта наблюдается по таким товарам, как средства гигиены полости рта (100%), средства моющие (97,6%), одежда верхняя (97,4%), белье нижнее — 95,5%.

Среди электробытовых товаров также значителен импорт по миксерам и соковыжималкам (100%), стиральным машинам (83%), телевизорам (78,4%).

По ресурсам строительных материалов складывается аналогичная ситуация. Отечественное производство преобладает только в строительных материалах, являющихся природным сырьем: известь, асбест, пески природные, известняк, гипс, мел, доломит, глина.

Устроенное властью разрушение экономики вызвало рост безработицы. От безысходности повсеместно процветают алкоголизм, наркомания, проституция, самоубийство, преступность. Наносится непоправимый урон генофонду народа. Распространенное на западе Казахстана воровство нефти в ночное время безработными молодыми местными казахами, порой с применением оружия, списывается властью на отчасти выдуманный религиозный экстремизм и терроризм. Так чиновникам легче  жить, не нужно думать, предпринимать попытки улучшить социальные и материальные условия простых отечественных рабочих. В итоге десятки ребят на скамье подсудимых,  громкие судебные процессы и долгие годы заключения, от которого страдают в первую очередь семьи и дети. Молодежь, в особенности из сельских регионов, не находя при тотальной коррупции и правовой несправедливости способа реализовать себя и не видят просвета для получения достойного образования. Тем самым от безысходности становятся легкой добычей всяких ОПГ и религиозных течений.

Главной причиной происходящего, на мой взгляд, является, как не парадоксально, созданная система, где у «наших государственных мужей» повально отсутствует государственное мышление, нет представления о политической культуре. Сколько чиновников правительственного уровня руководствуются в своих решениях собственной жадностью, а не интересами государства. Все происходящее лишь следствие. За годы независимости целенаправленно умышленно вытеснены из числа руководителей госорганов настоящие государственники. Как известно, Аристотель сказал, что «человек – животное общественное», т.е. им двигает потребительский инстинкт животного. Парадигма развития западной цивилизации, доведенная до абсурда: жажда потребительского отношения и стремление к роскошной жизни породила у нашей властной элиты алчность к обогащению любой ценой. Нестойкая духовно-нравственная культура так называемой элиты недолго сопротивлялась к всепоглощающей психологии наживы. Не интересы общества и государства движут ими, а только свои, частные. Власть обслуживает не народ, который согласно Конституции является единственным источником государственной власти, а только небольшую группу людей, приватизировавшую все богатства народа и паразитирующую на эти средства.

Казахстан втянут в мировую аферу: ряд средств  массовой информации (радио, телевидение и печать) куплены иностранными владельцами. Нас кормят генетически модифицированными, синтетическими и другими не натуральными продуктами. Опасность этих видов оружия в том, что оно уничтожает не только попавшее под геноцид поколение, но и его потомство на многие лета.

Жизнь не ограничивается пространством и временем потребления. У людей рано или поздно возникают вопросы о том, для чего они живут и действуют? Что они создали, а что разрушили?  Что будет с ними дальше?  Человеку свойственно отвечать на «вечные» вопросы.

Духовные потребности у большинства людей похожи. Президенты и пенсионеры,  владельцы предприятий и безработные, производители алкоголя и деградированные алкоголики, правозащитники и правонарушители хотят, чтобы их дети и внуки были здоровы, материально обеспечены, образованы, счастливы и благодарны своим отцам и дедам за создание благоприятных условий для их жизни. Эти условия имеют ту же совокупность материальных, социальных и духовных характеристик человека и человечества.

Часть времени, которую нам доведется прожить, ничтожно мала по сравнению с вечностью. Жили люди до нас, будут жить после нас. Люди знают, что они биологически смертны, материально и социально уязвимы, что после их ухода в иной мир им дадут оценку. Когда человек рождается, то ему дают имя и это самое важное приобретение. Важно, чтобы  после себя человек  оставил свое имя в памяти благодарных  людей.  Ради этого стоит  жить, пытаясь в течение своей  жизни обрести себя, собственное «я».  Кому это удается, уходит в иной мир счастливым.

О мировой финансовой системе и кризисах.

Финансовая безграмотность населения – феномен не специфически постсоветски. По опросам, проведенном в 2007 среди американцев показало, что четыре из десяти обладающих кредитными картами опрошенных не удосуживаются выплачивать долги по своей основной карте до конца месяца, а взимаемые за это проценты очень и очень велики. Две трети американцев не смогли ответить, что такое «сложный процент» и как его подсчитывать.                           Пятая часть        участвовавших в опросе людей затруднялись указать, что произойдет с покупательской способностью их сбережений, вложенных под 3% годовых, при инфляции в 5%. Каждый десятый не знал, как выгоднее купить изначально стоивший 250 фунтов телевизор: при падении цены на 30 фунтов или на 10%. После этого, что говорить о наших согражданах!?

Первый и важный шаг на пути к пониманию финансовых институтов и оплетающей их терминологии – знакомство с их происхождением. Если вы поймете, откуда взялись те или иные организации и инструменты, вам будет несложно вникнуть и в их нынешнее положение.

Финансовый мир – плод четырех тысячелетий экономической эволюции. Сначала были деньги; воплотив в себе отношения между кредитором и заемщиком, они породили банки – вместительные и постоянно растущие площадки для превращения сбережения одних в ссуды другим. В XIII веке человек открыл для себя государственные облигации как средство защиты потоков процентных платежей; первое, по-настоящему выгодное общественное предприятие, рынок облигаций позволил проводить оценку бумаг и их обмен друг на друга и на деньги. С XVII века похожим образом стало возможно приобретать доли в акционерных компаниях. С XVIII века страховые фонды, а за ними и фонды пенсионные использовали свой огромный размер и закон больших чисел, чтобы создавать экономическую защиту от поддающихся вычислению рисков. В XIX веке орудия борьбы с риском вышли на новый уровень – фьючерсы и опционы стали первыми в ряду производных финансовых инструментов, или деривативов. Наконец, в  XX веке миллионы людей по всему миру поддались пропаганде политиков и поместили подавляющее большинство своих средств в недвижимость.

Наличие этих институциональных новшеств – банков, рынка облигаций, фондового рынка, страхования и демократии домохозяев – стало подспорьем в долгосрочном развитии одних стран, а их отсутствие больно ударило по другим: финансовые посредники позволяют распределять ресурсы с большой пользой, чем при феодализме или централизованном планировании. И ничего удивительного, что укрепившаяся на Западе финансовая модель затем расползлась по всему миру – по гениальному предвидению В.И. Ленина – сначала под видом империализма, затем в одеждах глобализации.

В соответствии с этим принципом можно разделить и ознакомиться с ключевыми компонентами современной финансовой системы: 1) об истории денег и кредита, 2) о рынке облигаций и богатстве, 3) об акциях и фондовых биржах, 4) об истории страхования и защиты населения, 5) о рынке недвижимости и 6) о взлете и падении международных финансов (глобализации). Иногда у меня возникает шальная мысль: не выпустить ли конспекты по этим вопросам в мягкой обложке, предназначенные для массовых читателей, прежде всего для студентов.

Триста-четыреста лет назад средний уровень жизни на Западе и на Востоке был почти одинаков. Утверждается, что американский колонист жил не лучше китайского крестьянина. Китай эпохи династии Минь во многом опережал Массачусетс. Бостон был карликом рядом с Пекином, столетиями носившим титул самого большого города на свете, так же, как жалкими выглядели бы каравеллы Колумба рядом с кораблем китайского адмирала Чжэн Хэ.

Гипотезам,  объясняющим экономический разрыв между Востоком и Западом, нет числа – разная топография, разные культуры, разное отношение общества к наукам и технологии, даже эволюция народов. Но есть все основания предполагать, что отсталость финансовой системы сыграла тут важную роль, чем недостаток ресурсов. С одной стороны, единая китайская империя не давала появиться разным от города к городу налогам. Но именно отсутствие единых налогов и породило финансовые новшества Ренессанса. С другой стороны, легкость, с которой китайские правители могли финансировать дефицит бюджета, просто печатая бумажные деньги, делала ненужным изобретение рынка капитала, подобного европейскому. Иными словами, никакой нужды в создании и развитии рынков облигации и акций в Китае не было. Современные финансовые инструменты попали в Китай лишь в конце XIX в одной связке с другими дарами западного империализма. Они надолго остались мишенью для борцов против иностранного вмешательства.

Современная международная финансовая система была создана в конце второй мировой войны (ВМВ), в июле 1944 года, на встрече лидеров многочисленных стран, проходившей в Бреттон-Вудс, в Нью-Гемпшире.

В столице «свободного мира», в Вашингтоне, поселились два ангела-хранителя новой финансовой системы – Международный валютный фонд (МВФ) и Международный банк реконструкции и развития (МБРР), после объединения с Международной ассоциацией развития (МАР) названный Всемирным банком (ВБ). МВФ был призван регулировать обменные курсы и решать краткосрочные финансовые проблемы. ВБ должен был помочь восстановлению разрушенных войной стран, а в дальнейшем – содействовать долгосрочному экономическому росту в развивающихся странах.

По сегодняшним меркам дефицит американского бюджета в 1960-х был крайне малым. Однако и его хватало, чтобы вызвать недовольство и упреки со стороны французов. Вашингтон, по мнению генерала де Голля, вел себя как средневековый монарх, имеющий возможность чеканить монету и, соответственно, снижать ее стоимость. Франция пеняла США на то, что те получают выгоду от печатания долларов, злоупотребляя положением страны с резервной валютой в обращении. Гвоздь в гроб Бреттон-Вудской системы забило решение администрации Никсона в 1971 полностью отказаться даже от формальной возможности золотого покрытия доллара.

Валюты пустились в свободное плавание, расцвел рынок внешних заимствований (в т.ч. еврооблигаций), и в 1970-е частные капиталы свободно потекли через границы. Западные банки наперегонки бросились осваивать поток нефтедолларов, обрушившихся на арабские страны. Банки решили вкладывать арабские доллары в старую добрую Латинскую Америку. Латиноамериканские страны увеличили внешние заимствования в 4 раза – с 75 до 315 млрд. долл. за период с 1975 по 1982. Восточноевропейские страны тоже вышли на рынок внешних займов, что было явным признаком заката социализма. В августе 1982 года Мексика объявила, что более не в силах обслуживать свой долг. Весь континент оказался на грани банкротства. Теперь роль финансовых полицейских играли МВФ и ВБ. Их девизом стали «условия» — без реформ не будет денег. Их любимым лекарством – программа структурных реформ. Курс лечения стран-должников – впоследствии прозванный «Вашингтонским консенсусом» — состоял из 10 пунктов, которые грели бы душу любому правительству Британской империи. Первым в 1989 его сформулировал Джон Вильямсон: 1. Соблюдение бюджетной дисциплины; 2. Налоговая реформа; 3. Либерализация процентных ставок; 4. Увеличение расходов на образование и медицину; 5. Защита прав собственности; 6. Приватизация государственной собственности; 7. Дерегулирование рынков; 8. Установление конкурентноспособного обменного курса; 9. Снятие торговых барьеров; 10. Снятие барьеров для прямых иностранных инвестиций.

Противники МВФ и ВБ видели в этой политике продолжение классического американского империализма. Стоило правителю страны «третьего мира» отступить от требований «финансовых полицейских», как у него сразу начинались неприятности.

Система быстро расширялась и вскоре была официально одобрена всеми крупнейшими союзниками США и провозглашена панацеей от угнетения смертельных когтей коммунизма. После развала Советского Союза стало очевидно, что победа над коммунизмом не могла быть самоцелью; настолько же очевидным было и то, что глобальная империя, выросшая из капитализма, теперь будет свободно править. Джим Гаррисон, президент форума «Ситуация в мире» (State of the Would), пишет: «Если посмотреть на процесс в целом, интеграция мира, особенно в терминах экономической глобализации и мифических качеств «свободного рыночного» капитализма, представляет собой не что иное, как своего рода «империю»…Ни одна страна на земле не смогла устоять перед неодолимым магнетизмом глобализации. Единицам удалось избежать «структурной адаптации» и «обусловленности» Всемирного банка, МВФ или Всемирной торговой организации (ВТО). Эти международные финансовые учреждения, как бы несовершенны они ни были, по-прежнему определяют, что значит экономическая глобализация, каковы правила, кого следует поощрить за послушание, а кого наказать за нарушения. Сила глобализации такова, что еще при нашей жизни мы станем свидетелями интеграции (пусть и не в равной степени) всех национальных экономик в мире в единую глобальную рыночную систему».

На уровне государств видно, как при помощи мировой кредитно- финансовой системы, страну за страной «подсаживают» на кредиты. Международные «инвесторы» приватизируют и разваливают производство. Скупают жизненно важные системы обеспечения. К нам приходили западные компании с «благими» намерениями построить очистные сооружения и наладить водоснабжение. В итоге у нас до сих пор есть регионы, где нет питьевой воды, электричества. Помните у В.И.Ленина, «чтобы завоевать государство, то достаточно захватить почту, телефон и телеграф».

Первое время люди удивлялись, как можно покупать завод, и продавать себе в убыток оборудование на металлолом. Сейчас становится ясно, что деньги, напечатанные практически даром (себестоимость 100-долларовой купюры обходится в семь центов), позволяют вести войны и скупать жизненно важные инфраструктурные объекты. Поэтому иностранные инвестиции – это один из методов уничтожения страны, путем закабаления с помощью кредитов и высоких процентных ставок.

Внутри государства банки на все лады расхваливают пользу кредитов, тем самым  провоцируют брать потребительские кредиты под безумные проценты. Кредиты «выкачивают» жизненные силы людей, выбрасывая их на обочину жизни. Из категории среднего достатка они попадают в число нищих и обездоленных.  Если у человека нет денег, то он не чувствует себя защищённым.  Естественно в таких семьях, где деньги ниже ноля, трижды подумают, рожать ли детей. Ростовщичество во все времена в любом обществе вело к кризису. Принцип прост: временно дают попользоваться деньгами, а вернуть нужно многократно больше. Так происходит высасывание денег из сферы производства в карманы инвесторов. Это приводит к дефициту денежных средств в обращении, что возбуждает ещё большую потребность в кредитах. В советском обществе производители материальных благ зарабатывали на порядок больше инженерно-технических работников и даже некоторых первых руководителей. А в настоящее время шахтеры и металлурги в долгах у ничего не производящих банкиров. В итоге, снабжая нефтью и газом Запад, забываем, что у нас есть ещё негазифицированные города и аулы даже в нефтедобывающих регионах. Распродаем за «пустые» доллары  нефть, газ, лес, металлы, теряем молодых талантливых специалистов, ученых.  По мнению российских экспертов, за 10 кг стодолларовых купюр Россия платит   Западу  100 кг. золота.

Одним из самых значительных событий последних десятилетий стало вовлечение в международную рыночную экономику многих стран, раньше практически изолированных от остального мира, – стран советского блока, Китая, Индии и др. После развала СССР началось формирование «однополярного» мира, в котором сегодня пытается господствовать однаглобальная империя. Всевозможные способы контроля третьего мира и воздействия на него со стороны развитых стран становятся все разнообразнее и приобретают более изощренные формы. Это приводит к тому, что у этих стран даже возникла необходимость в подготовке особых специалистов для реализации этих  агрессивных стратегий – так называемых «экономических убийц» (ЭУ).

В книге бывшего такого «специалиста» Джона Перкинс «Исповедь экономического убийцы» раскрываются тайные механизмы их работы. Задача этих «киллеров от экономики» — защищать интересы активно формирующегося союза: правительства США, банков и корпораций, которые автор именует «корпоратократией», под видом борьбы с экономической отсталостью развивающихся стран. Этих элитных специалистов учат использовать международные финансовые организации, прежде всего Всемирный банк (ВБ) и МВФ, для создания таких условий, при которых страны третьего мира оказываются фактически во власти корпоратократии, цель которой – установление господства над всей планетой.

Прикрываясь идеями экономического роста, корпоратократия присваивает себе право определять, по какому пути идти другим народам, чтобы добиться благополучия, но на самом деле она преследует при этом свои корыстные интересы. Объектом внимания «экономических убийц» становятся, прежде всего, те государства, которые имеют стратегическое значение для завоевания этого господства: богатые сырьевые ресурсы и геополитические преимущества. Деятельность «убийц» предусматривает не только навязывание кредитов, но и разработку специальных стратегий для стран, не нуждающихся во внешних заимствованиях, чтобы воспользоваться их финансовыми ресурсами для получения подряда американскими корпорациями.

Эта система предполагает взаимодействие, прежде всего, с коррумпированными лидерами развивающихся стран, которые становятся проводниками коммерческих интересов корпоратократии, попадая в долговую зависимость от нее. В результате и без того тяжелое положение развивающихся стран усугубляется еще больше, увеличивая пропасть между ними и развитыми странами. Реальные примеры многих стран показывают, что навязанное использование концепции экономического роста приводит к обогащению только незначительной части населения, причем пропасть между бедными и богатыми только увеличивается.

Автор отмечает, что сложившаяся ситуация только доказывает необходимость формирования нового миропорядка и осознания того, что прогресс человечества не может основываться на доминировании «экономизма», ограничиваясь только экономическим ростом. Должны обязательно учитываться и другие ценности. Необходимо ориентироваться на достижение баланса экономических и духовных ценностей.

Это знание поможет нашим читателям понять происходящее в мировой экономике и осознать, что помощь западных стран зачастую далеко не бескорыстна. Поскольку сегодня Казахстан не до конца интегрирована в мировую систему, мы можем более критически взглянуть на эти интеграционные процессы и объективно оценить их негативные стороны, для того чтобы поддержать те позитивные силы, которые им будут противостоять. Нам нужно изменить свой подход к образованию; нам нужно побудить себя и своих детей мыслить, задавать вопросы и осмелиться действовать.

Забота о социальном благополучии, об окружающей среде и других аспектах качества жизни уступила место жадности. Особое значение придавалось развитию частных фирм. Просто было принято априори, что проект, финансируемый состоятельными частными инвесторами, изначально лучше, чем тот, который финансируется правительством. Международные организации, такие, как ВБ, немедленно стали сторонниками таких взглядов и начали выступать за прекращение госрегулирования и приватизацию систем водоснабжения, канализации и водоочистки, коммуникации и связи, энергетических систем и других, ранее находившихся в ведении правительства.

Человек веками придерживался мнения, что для развития любой общины, в том числе и страны, необходимо эксплуатировать соседей. Именно на этом постулате строились великие империи – от Древней Греции и Китая до Британской империи и послевоенного неоколониализма. Неутолимое желание одолеть потенциальных соперников – и настоящих, и воображаемых – стремительно истощает ценнейшие ресурсы нашей планеты. Последователи Фридмана насадили радикальную систему, которая привела к тому, что миллионы людей во всем мире страдают от голода, а ухудшающаяся экологическая обстановка и истощение природных ресурсов угрожают сохранению жизни на Земле в привычных для нас формах.

С точки зрения политики переломным стал 1980 год, когда президентом избрали Рональда Рейгана, однако причины безрассудного саморазрушения кроются в событии, случившемся тридцатью годами раньше, в начале 50-х годов. Во время холодной войны одним из важнейших стратегических объектов считался Иран. Страна напичкана нефтью, но американцам куда интереснее ее ближайшие соседи: Советский Союз, Турция, Ирак, Саудовская Аравия, Афганистан и Пакистан.

По результатам демократических выборов 1951 премьер-министром Ирана стал Мохаммед Моссадык, видный политик, поклявшийся, что иностранные нефтяные компании либо поделятся доходами с иранцами, либо подвергнутся экспроприации. И он сдержал свое слово и национализировал иранские нефтяные месторождения. Тем самым он навлек на себя гнев английской и американской разведки. Директор ЦРУ Аллен Даллас потребовал конкретных действий. Однако из-за близости Ирана к СССР президент Эйзенхауэр запретил военное вторжение. Вместо этого ЦРУ выслало на место агента Кермита Рузвельта, внука великого Тедди Рузвельта, президента США, снабдив его несколькими миллионами долларов. Умница Кермит нанял головорезов, которые быстро подорвали доверие к правящему режиму. Бесконечные бунты и вооруженные демонстрации создавали впечатление, что Моссадык, во-первых, непопулярен, во-вторых, не способен навести порядок в стране. В 1953 его свергли, в его кресло ЦРУ посадило Мохаммеда Резу Пехлави, марионетку Вашингтона и нефтяных компаний, которого впоследствии провозгласили шахиншахом, т.е. королем королей. Эти уловки Кермита Рузвельта изменили историю Ближнего Востока и вывела из употребления классические приемы построения империи. Американское правительство усвоило, что один человек с парой миллионов долларов способен выполнить задание, для которого прежде требовались армии и миллиардные средства. Агент ЦРУ превратил Иран в марионетку США, причем без угрозы войны с СССР. Но главное, он помог скрыть от мировой общественности, в т.ч. и от своих сограждан, что правительство США поставило демократию на колени. Отсюда вывод: куда разумнее не полагаться на диверсии, а подкупать местных чиновников, прежде чем они займутся национализацией.

Дальше система усовершенствовалась. В случае провала операции, проводимой агентом ЦРУ, правительству США не избежать осуждения мировой общественности. Поэтому созданы различные частные консалтинговые компании, представители которых по заданию из центра должны были заарканить страны с ресурсами, интересующими американскую корпорацию: нефтью, стратегически важными каналами или дешевой рабочей силой. Этим представителям, прозванным впоследствии «экономическими убийцами» (ЭУ), следовало начать с изучения местной экономики, другими словами, найти предлог для навязывания крупных кредитов. На следующем этапе подключатся «Бехтель», «Халлибертон» и другие американские компании, которые будут развивать инфраструктуру. Как почувствуешь, что страна-заемщица не в силах расплатиться, смело диктуй свои условия.

Истинной миссией ЭУ было дурачить страны третьего мира заверениями типа, что крупные ссуды и кредиты на строительство высокоокупаемой инфраструктуры вкупе с приватизацией помогут в борьбе с бедностью. Однако подобные проекты были хороши лишь на бумаге – показывали, что кредитуемые страны обречены на экономический рост. В планах не прописывалось, что выплата процентов по кредитам фактически исключает финансирование образования, здравоохранения и социальных служб. Внешний долг увеличивал пропасть между богатыми и бедными. Немногочисленные работники современных промышленных зон страдают от невыносимых условий труда, унизительно низкой зарплаты, высокой текучести кадров и безработицы.

Благодаря обманам ЭУ и продажности компрадорского правительства развивающихся стран складывается неадекватная цена за добываемое сырье. Нефть и горнодобывающая отрасль народного хозяйства являются классическими примерами того, как обладатели ценных ресурсов не получают достойную компенсацию, потому что потребители ресурсов платят цену, не соответствующую их реальной стоимости. Помимо миллиардов на очищение и оздоровление места добычи нужно учитывать моральный ущерб: страдания, оборванные жизни, разрушенные семьи плюс утраченный потенциал экономического развития, плюс исчезнувшие виды растений и животных.

При определении цены на товары и услуги множество расходных статей в расчет не принимаются. Их относят к «внешним факторам» и «внешним последствиям экономической деятельности». Неполный перечень этих статей:

  • стоимость устранения социальных и экологических последствий добычи природных ресурсов, мер по охране окружающей среды;
  • расходы на медицинское и социальное обслуживание, которые несут местные власти в связи с производственными травмами и профессиональными заболеваниями жителей, задействованных на объектах добычи;
  • стоимость непрямого финансирования компаний, которым дозволено сбывать особо опасную продукцию, беспрепятственно загрязнять реки, озера и окружающую среду;
  • расходы на получение государственных лицензий на добычу полезных ископаемых по ценам ниже рыночных, а также на получение субсидий и налоговых льгот;
  • стоимость массированных рекламных и лоббистских кампаний;
  • завышенные затраты на связь и транспорт, прямо и косвенно перекладываемые на налогоплательщиков;
  • бонусы и премии для руководства, а также не облагаемые налогом «золотые парашюты».

Поскольку эти расходы и последствия не касаются сторон договора напрямую, их попросту не учитывают, хотя они зачастую оказывают серьезнейшее влияние на коренных жителей, которые не имеют достаточной власти и не могут повлиять на происходящее, и, как следствие, их интересы объявляют «несущественными».

Во время поспешной приватизации в середине 90-х годах прошлого столетия в Казахстане, по рекомендации западных консультантов (возможно, ЭУ), баланс приватизируемых объединений и предприятий очищался от действующих в советское время расходов на содержание социальных объектов. Во многих случаях эти предприятия были градообразующими и эти объекты обслуживали исключительно работников предприятий и членов их семьи. Таковы же были стандартные требования ВБ, МВФ и Агентства США международного развития (USAID) при финансировании любого проекта промышленного характера.

Одним из серьезных факторов глобального финансового кризиса является вышеуказанный фактор. Низкая цена побуждает нас к безответственной и бессмысленной трате природных ресурсов. Вместо того чтобы перерабатывать отходы, собирать вторичное сырье и снижать объемы потребления, мы продолжаем  копать, бурить и производить, как одержимые.

Весь мир сейчас убеждается, какой хаос внесла в экономику восторженно принятая нами мутированная форма капитализма. Активно насаждаемая вера в то, что единственная задача бизнеса – получение, ее величество, прибыли, породила целый свод неадекватного ценообразования.

Все беды сегодняшнего капитализма – результат отказа от идеи Джона Мейнарда Кейнса, который считал залогом процветания капиталистической экономики – соблюдение прав простого человека. Он опроверг популярные в 40-50-е годы ХХ века теорию о значении свободных рынков, в том числе и ту, по которой при невмешательстве государства свободные рынки способны обеспечить полную занятость, если работники согласятся на пониженное жалование. Это имело колоссальное значение, потому что промышленники применяли теорию свободных рынков для борьбы с профсоюзами и оправдания страшных условий труда, существовавших на многих заводах и фабриках. По утверждению Кейнса, лучшим средством от массовой безработицы, которая сопровождает экономическую депрессию, являютсямасштабные государственные инвестиции доходов от налогообложения, а не уступки со стороны работников.

Теорию Кейнса жестко критиковали консервативные бизнесмены и политики, которых возмущали вытекающие из нее ограничения и государственный контроль. Они жаловались на возросшую силу профсоюзов и на то, что дорогая рабочая сила и обилие ограничений лишают их возможности конкурировать с другими странами.

Ученый из Чикагского университета Милтон Фридман восстал против своего учителя, выдвинув диаметрально противоположную теорию, окрещенную монетаризмом. Фридман утверждал, что государство не способно контролировать экономику, потому как рядовые работники с их непредсказуемым поведением сводят на нет любые централизованные усилия. По его мнению, топ-менеджеры частных компаний выражают общественные интересы лучше госслужащих, а кейнсианство – прямой путь к стагфляции (т.е. к стагнации в экономике, сопровождающейся ростом инфляции), что терзала американскую экономику в 70-е. Решение проблемы от Фридмана – снизить налоги и отменить все нормы и правила, внедренные в рамках программы «Новый курс», которая спасла Америку от Великой депрессии.

Кейнсианцы заявляли, что Фридман проигнорировал многочисленные недостатки свободных рынков, основной из которых заключался в том, что поступки людей не всегда этичны. Топ-менеджеры зачастую злоупотребляют недоступной другим информацией, например, о появлении новых продуктов и последующем изменении цен на акции. Финансовые эксперты намеренно путают обывателей преувеличенными сложностями и заумными терминами вроде «дериватив» (производный финансовый инструмент) и «коллатерал» (ценные бумаги, служащие обеспечением кредитных обязательств). По утверждению кейнсианцев, рынки без государственного контроля – сущий рассадник коррупции.

Тем не менее в битве экономических титанов победил Фридман, после того как Рональд Рейган повторял мантру «Увеличение прибыли – долг предпринимателей перед обществом» или «Нет лучше правительства, чем то, которое не мешает бизнесу». Президентство Рейгана ознаменовало наступление эры, запомнившейся передачей объектов госсобственности в частное владение и отменой законов, которые защищали потребителей и инвесторов от недобросовестных бизнесменов. Оглядываясь назад, можно назвать ее эрой жадности, одержимости материализмом, непомерных долгов (государственных, корпоративных и частных), формирование огромных конгломератов и масштабной коррупции, которую символизировали Бернард Мэйдофф, компания «Энрон» и биржевой крах. Почти 30 лет после избрания Рейгана международные корпорации процветали, в то время как государственное финансирование строительства и ремонта дорог, мостов, канализационных систем, школ и больниц практически прекратилось. Все чаще и чаще городам, округам и штатам приходилось продавать объекты государственной собственности частным корпорациям. По последним данным, требуется более двух триллионов долларов для восстановления инфраструктуры, созданной во времена «Нового курса» и запущенной благодаря фридмановской экономике. Буш-младший, как и его отец, был верным последователем Фридмана, вслед за премьер-министром Великобритании Маргарет Тэтчер, премьер-министром Канады Брайном Малруни, премьер-министром Исландии Давидом Олдссоном и президентом Чили Аугусто Пиночетом. Когда Рональд Рейган занял пост президента, сумма национального долга составляла 800 миллиардов долларов, а когда покинул – 2,5 триллиона. При Буше-старшем этот долг вырос с 2,5 до 5 триллионов. За восемь лет правления Буша-младшего он подскочил с 5 до 10 триллионов.

Последствия фридмановской теории свободных рынков достигли апогея в последние годы правления Буша-младшего: по всему миру рухнули финансовые рынки, значительно уменьшилось кредитование бизнеса, началось повальное сокращение персонала, экономика покатилась под откос.

Нынешний экономический кризис свидетельствует о нежелании жить по средствам.  Генеральный директор «Интерфейс карпет» Рэй Андерсон пишет:  «Бизнес и индустриализм создали нереальную модель мира: в нем меньше людей, меньше потребности в материальных благах, а запасы полезных ископаемых неограниченны. В результате сформировалась высокопродуктивная система с безответственным алгоритмом «добыл-переработал-забыл».

О коррупции.

Меня всегда привлекала и восхищала шестисотлетняя история Османской империи – как феноменальное явление в мировой истории. Но, сейчас, мы не будем рассказывать как турки огнем и мечом создали могущую империю с огромной территорией на трех континентах, а о причинах упадка и гибели султаната.

В указе султана Мехмеда III «Указ о справедливости» («Адалет-наме»), изданном в 1609 года, говорилось о том, что в прошлом в Османской империи никто не страдал от несправедливости и вымогательства, ныне же сводом законов, гарантирующих справедливость, пренебрегают, а в делах административных присутствуют всевозможные несправедливости. С течением времени коррупция и злоупотребление властью, продажа доходных мест и безудержное взяточничество стали очень распространены. Наряду с бедственным положением населения Анатолии, породившее крестьянские бунты и мятежи, было распространено расхищение государственной казны. По словам первого российского посла в Стамбуле П.А. Толстого в начале XVIII века: «А радеют турецкие министры больше о своем богатстве, нежели о государственном управлении… Ныне турецкие вельможи получили по желанию своему удобное время к собранию себе несчетных богатств от расхищения народной казны».

Формирование нового слоя господствующего класса – столичной бюрократии резко обострило борьбу за власть в правящей элите. Таким образом, противоречия между столичной знатью и местными новым богатеями (их именовали «аянами») усугублялись ростом противоречий между различными группировками столичной знати. Пожалуй, единственное, в чем совпадали интересы османских сановников и должностных лиц, это коррупция. Коррупция в среде столичной бюрократии приняла такие размеры и стала столь привычной, что в XVII в. при османском финансовом ведомстве была даже специальная «бухгалтерия взяток» В этом учреждении всерьез занимались учетом взяток, которые получали сановники и чиновники разных рангов. Государственная казна как бы освящала систему взяток («бахшиш»), отчисляя определенную долю в свою пользу. Неудивительно, что в таких условиях в империи за деньги можно было приобрести любую должность. Например, пост господаря Валахии и Молдовы стоил претенденту от 5 до 6 млн. курушей. Повсеместным явлением стала продажа должностей мусульманских судей (кади) от 3 до 4 тысячи.

Министры Порты (администрации великого визиря) брали «подарки» не только у чиновников центральной и провинциальной администрации за продвижение по службе, за доходное место, но и у послов иностранных держав. С помощью подкупа османских должностных лиц удавалось достать копии секретных дипломатических документов, добиться выполнения договоров. Так, российский посол был вынужден дать крупную взятку двум фаворитам султана, чтобы обеспечить выплату Османской империей военной контрибуции России после заключения Кючук-Кайнарджийского мира, завершившего русско-турецкую войну 1768-1774 гг.

Одним из самых чудовищных рассадников коррупции и взяточничества был султанский двор. Особенно преуспевали во взяточничестве черные евнухи – стражи султанского гарема. Через них наложницы получали крупные взятки за протекцию в получении высокого поста в столице или провинции, за благоприятное решение просьбы сановника или иностранного посла.

Разложение тимарной системы (системы землепользования), обострение противоречий внутри правящего класса, чудовищная коррупция и казнокрадство – все эти симптомы свидетельствовали об одряхлении государственного и социального механизма империи. Ее экономическое и финансовое положение также демонстрировало упадок Османского государства. Во второй половине XVII – XVIII вв. процесс упадка сельскохозяйственного производства продолжался. Множество непосильных налогов и сборов разоряли крестьянские массы. Десятки тысяч обнищавших крестьян покидали родные села и искали заработок и пристанище в городах.

С середины XVIII дряхлеющая империя оказалась во все возрастающей экономической и политической зависимости от значительно более развитых европейских держав. С этих пор в системе капитуляций происходили существенные изменения. Торговые льготы и преимущества, ранее предоставлявшиеся подданным этих держав на срок царствования подписавших договоры монархов Европы и властелина Османской империи и носившие характер дарованных султаном привилегий, превратились в постоянные права, не ограниченные временем.

Англия, Франция и Австрия не раз добивались в XVIII в. вовлечения Османской империи в политические и военные конфликты, участие в которых отнюдь не было в ее интересах. Ни один высокий сановник Порты за крупную взятку действовал во вред своей стране на дипломатических переговорах или при рассмотрении просьб иноземных купцов и предпринимателей. Успешное давление европейских держав было значительно облегчено, как отмечалось выше, ослаблением военного могущества Османской империи. Ее армия, некогда наводившая страх на всю Европу, к XVIII в. оказалась гораздо слабее вооруженных сил ее противников. Даже в корпусе янычар можно было приобрести должность, дав, разумеется, взятку соответствующему должностному лицу. Начало укореняться пьянство, которое раньше каралось, как человекоубийство. Повсеместно начались национально-освободительные восстания народов, остававшихся под турецким владычеством.

В конце XIX в. процесс превращения Османской империи в полуколонию европейских государств завершился. В Османской империи три десятилетия господствовал деспотический режим Абдул Хамида II (1876-1909), вошедший в историю под названием «зұлым», что в переводе означает «кровавый тиран». В стране наступили мрачные времена. Султан выражал интересы феодалов, высшего мусульманского духовенства и крупной бюрократии. В памфлете младотурков «Надежда пробуждения» говорилось про Абдуле Хамида II, что «история человечества не знала монарха более неблагодарного, жадного и подлого». В другом памфлете, изданном в Женеве, султан был изображен на обложке в виде дряхлого старца с револьвером в руке, оставляющего за собой на дороге кровавые следы.

Османская империя оказалась к началу эпохи новейшей истории неспособной к радикальному реформированию своих социальных и политических структур, а в конечном счете и к выживанию. Толчком гибели империи стала Первая мировая война, в пламени которой сгорела былая военная мощь Османской империи. 1 ноября 1922 г. Великое национальное собрание Турции (ВНСТ) приняло решение об упразднении султаната. Мехмед VI – последний, тридцать шестой по счету, монарх османской династии – 17 ноября 1922 г. бежал из Стамбула на Мальту на борту английского крейсера.

Лучшего ответа на Ваш вопрос о коррупции я не смог бы придумать, только боюсь Ваши газетные ограничения не пропустят такой объем, но выкручиваться из этой ситуации твоя проблема. Мне кажется, вышеприведенная картина ужасная, но правдивая. Любое государство, охваченное такими явлениями, как коррупция, казнокрадство, повальное воровство, не может заслужить другого конца.

Да, весьма интересная экскурсия в историю. Очень наглядна и поучительна! Предыдущие темы тоже раскрыты интересно, однако как быть нам дальше? По вашему капитализм не очень-то привлекательное общество, как обрисовывалось раньше нашими реформаторами. Куда двигаться?

Выше отвечая на два важных вопроса о государственном управлении и об экономических кризисах,  я также приводил массу примеров из истории государств и международных организаций. Изучение чужого опыта не только занимательно, но и поучительно. Искренне болеющим за свою страну правительству и парламенту есть широкий спектр деятельности и огромный выбор путей оптимального развития экономики:

  • от национализации компаний добывающих отраслей и металлургии до выработки и подписания с иностранными компаниями  контрактов на недропользования  с новыми ценами, учитывающими так называемые «внешние факторы», о которых я говорил выше. Возобновить строительство Мангистауского нефтеперерабатывающего завода (МНПЗ), восстановить Павлодарский химический завод, Атырауский химзавод, Актауский завод пластмасс, Кустанайский завод химволокна, Фосфорные объединения;
  • от срочного восстановления предприятий перерабатывающих отраслей, прежде всего легкой, пищевой, аграрной промышленности, машиностроения и строительной индустрии до государственного регулирования ценообразования на товары народного потребления для внутреннего рынка с обязательной гармонизацией интересов производителя, услугодателя и потребителя – как равных в правах трех субъектов рынка;
  • от восстановления государственной собственности на землю для коллективного ведения сельского хозяйства до реальной государственной поддержки сельским крестьянам в достаточно высоком объеме и широком ассортименте;
  • от восстановления государственных банков для финансирования крупных проектов с максимальным привлечением национального фонда благосостояния и золото-валютных резервов до установления жестких регуляторов для коммерческих банков с учетом вновь открывающихся злоупотреблений на мировом финансовом рынке;
  • от восстановления бесплатного высшего образования, оказания медицинских услуг до создания условий повсеместного социального страхования и защиты населения от невзгод, которые являются реальным путем строительства социального государства.
  • от возрождения традиции местного самоуправления до установления конституционного порядка общественного народного контроля за всеми ветвями власти: исполнительной, законодательной и судебной. Высшим конституционным органом осуществления народной власти должен быть съезд народов РК, где утверждаются стратегия и основные направления развития страны.

В конце хочу сказать, что все эти высказывания кажутся на первый взгляд прожектёрством, чтобы не сказать пустозвонством. Я больше чем уверен, что при правильном планировании (почему хотя бы на этот период не восстановить Госплан) и организации, финансовые средства страны потянут такие проекты (опять же если сократить расточительные расходы на всякие мероприятия и оптимизировать расходы на различные проекты). К этим средствам, самое главное, прибавляется трудовой подъем вдохновленного населения страны.

— Как так получилось, что создав, можно сказать единолично, такой бренд, как «Казкоммерцбанк», и первые две совместные с иностранным капиталом казахстанско-турецкий и казахстанско-американский банки, а также внося постоянно очень важные реальные предложения для становления экономики страны, Вы  оказались не у дел? Разве не обидно? Где Вы, все-таки, допустили ошибки?

Конечно же, обидно. Обидно прежде всего за нашу власть, которая принимала за «чистую монету» советы разношерстных иностранных консультантов. При этом пренебрегла многими толковыми предложениями руководителей крупнейших наших, так называемых, предприятий союзного подчинения. Я был хорошо знаком почти со всеми генеральными директорами этих предприятий, не один раз выезжали за рубеж, устанавливая прямые связи с профильными компаниями, одновременно принимая их специалистов у нас в Казахстане. И мне всегда было очень приятно содействовать в этом. Обидно, конечно, когда в юбилейном отчете АО «Казкоммерцбанк», единственный основатель его АО «Казахстан Коммерция» даже не упоминается. Зато упоминается даже не обанкротившийся, а мертворожденный «Медеубанк», не проводивший ни одной банковской операции, у которого мы позаимствовали только справку о регистрации. Внешнеэкономическая ассоциация «Казахстан Коммерция» не только вложила в 1991 году 1 миллион долларов в уставной фонд «Казкоммерцбанка», а я, как председатель Совета директоров банка, привел в клиенты банка крупнейших экспортоориентированных предприятий и объединений – учредителей ассоциации.  Нет предела человеческой неблагодарности и низости, когда отсутствует благородство у носителей человеческого облика.

А в личном плане, я не держу ни на кого обиды и, самое главное, считаю, что я в стратегическом плане для себя не допустил крупную ошибку. Как в народе говорят «сплю спокойно».  Я всему нахожу объяснение в своем менталитете: видимо, он у меня относится к общинно-коллективистскому типу, а не индивидуально-буржуазному. Как бы высокопарно не звучало, я себя отношу к государственнику, порой, возможно излишне романтизируя.

Я всегда  был тем человеком, про которого говорят:  кто везет, на того и грузят. Возможно,  в  первые  годы независимости,  мне даже  в силу возраста было не до размышлений. И сегодня я говорю своим детям,  и другим молодым: человек должен служить своему делу. И тогда дело тебя не забудет, а уже  за этим придут материальные  блага  и  уважение людей. А сомнения?  Их не было.  Для меня  открылись именно новые возможности,  подлинная радость.  Невозможно было  не видеть, какой вокруг  шел развал, предприятия закрывались. Но при этом ты  понимал, что завтра, благодаря новым возможностям и твоим собственным усилиям все можно изменить  к лучшему. Был такой случай, перед тем, как  Внешэкономбанк  заблокировал все средства на валютных счетах. Считанное количество предприятий  в тех условиях имели свой валютный счет, а из казахстанских  предприятий  «Казахстан Коммерция» в том числе. Я сумел вовремя перегнать большие средства в Лондон, сохранив деньги членов  ассоциации. И мне этими  спасенными  деньгами пришлось поддерживать те предприятия, которые их потеряли.

Размышляя по истечении достаточного времени, я нахожу, в тактическом плане, две ошибки: во-первых, забыл поставить для себя приоритеты, считал главное работа, блага придут сами по себе, некогда о них думать; второе выходит отсюда же: я думал не останусь без работы, что, мол, любая работа мне по плечу. Но, новая система отношений все перевернула вверх дном.

Май, 2012 год

Поделиться:


Добавить комментарий

Войти через:



Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *