Загадка казахских жузов

Поделиться:


Распад или Союз
Хорошо известно, что процесс образования жузов является одной из главных загадок казахской истории.  Дело в том, что письменные первоисточники, относящиеся к истории Казахского ханства, не упоминают о жузах явным образом до 1731 года. А из свидетельств 1731 года становится ясно, что к этому времени жузы стали традиционной структурой казахского общества. Не проясняют ситуацию и устные народные  предания. Они  имеют сказочный вид, противоречат друг другу и отличаются в разных регионах Казахстана. Одно из преданий, гласящее  о первом казахском Алаша хане и трех его сотнях – жузах: Улы, Орта и Киши, хорошо известно, и даже дало название первой казахской политической партии – Алаш. В другом утверждается, что первого казахского хана звали Казак, и он разделил свое ханство между тремя сыновьями по имени Акарыс, Жанарыс, Бекарыс, которые  стали родоначальниками Старшего, Среднего и Младшего жузов соответственно. Есть предание о том, как три жигита с именами  Аргын,  Алшин и  Найман в поисках сбежавшего конского табуна забрели в ишимские степи, там остались, и от них пошли казахи. Не менее противоречивы остальные  устно-легендарные версии.  Скорее всего, они являются представлениями о прошлом местных племен, входивших в состав казахов в разное время и в разных регионах. Хотя  это разрозненные кусочки одного пазла под названием «три жуза», но единой и точной картинки из них не собрать.
Конечно, наряду с устно-легендарными существуют и около десятка  письменно-исторических  версий.  Здесь не место для их подробного анализа, уточним только, что по времени образования жузов они охватывают период от X – XI до XVIII веков, а по причинам образования жузов  их можно условно разделить на концепции Распада и концепции Союза.
В традиционной казахской истории общепринята в той или иной вариации концепция Распада единого Казахского ханства на три жуза в результате междоусобиц. Время распада – вторая половина XVI века в период правления (1550 – 1580, или сразу после) хана Хакназара. Считается также, что распаду на три части способствовал географический фактор разделения территории Казахстана на три природно-климатические зоны: Жетысу, Сары-Арку и Западный Казахстан. Конечно, образ единого и могучего (до распада) Казахского ханства  льстит современникам, но  по историческим данным весьма сомнителен.  При этом большинство версий  Распада имеют расплывчатые формулировки, констатируют известные факты,  и не раскрывают ни механизм образования жузов,  ни этимологию их названий.
Существует несколько концепций Союза, т.е. объединения разных кочевых племен Восточного Дешти-Кипчака в три жуза в рамках Казахского ханства.  Самая ранняя – версия российского казаховеда А.П. Чулошникова, который считал, что три ранее независимых жуза объединились при Хакназар хане.  Эта версия, выдвинутая в начале прошлого века, сейчас, конечно, устарела. Cамая современная  версия казахского историка Султана Акимбекова, опубликованная в книге «История степей» в 2010 году, утверждает об образовании трех казахских  жузов в XVII веке в результате объединения с Казахским ханством, племен Ногайской Орды и Могулистана  перед лицом джунгарской угрозы.
Относительно названий жузов — Улы/Старший, Орта/Средний и Киши/Младший также существует разброс мнений от чисто случайного фактора до хронологически детерминированного. Конечно, это наиболее вариативная часть проблемы, подверженная гипнозу существующих названий. Все-таки  процессы Распада или Союза должны подчиняться логике образования или распада государств и прочим  историческим  закономерностям, которые могут быть выявлены из косвенных свидетельств, в то время как процесс получения названий сильно подвержен случайному субъективному фактору, который через 300 с лишним лет очень сложно выявить.

  «Включите логику»
Известный казахстанский историк Ю. Зуев констатировал в 80-е годы прошлого века ситуацию с  жузами: «поскольку отсутствие источников не позволяет оторваться от гипноза самих слов (Старшая, Средняя, Младшая), приходится признать проблему зашедшей в тупик». Действительно, к концу прошлого века юношеский задор советских историков поугас, и, убедившись в отсутствии  первоисточников,   большинство из них  перестали  видеть  в жузах  темы для исследования, не хотят играть в догадки, или находятся в плену авторитетов прошлого,  поэтому  и  упоминают о жузах в общих словах, или просто констатируют известные факты. Вполне вероятно, что если бы Казахское ханство исчезло до 1731 года, например, было бы полностью уничтожено джунгарами при нашествии в 1723 году, то современные  историки Республики Джунгария сказали бы, что жузов у казахов не было. Документов нет,  значит и не было никаких жузов.  А на все возражения об упоминании жузов в устных легендах,  или народных преданиях ответили бы, что существуют же предания о степных айдахарах и жезтырнаках, но никто не настаивает на их реальности. Однако в отличие от Джунгарского, Казахское ханство не исчезло, и мы без историков знаем, что жузы были и есть. Более чем трехсотлетнее существование жузовой структуры оказало сильное воздействие на этническое самосознание казахского народа, и сохраняется в памяти каждой казахской семьи.  Поэтому происхождение жузов требует объяснений.
Известно, что историки верят прямым свидетельствам —  описаниям очевидцев, монетам, развалинам,  и не доверяют косвенным.  Возможно, они не знают, что успехи естественных наук, таких как геология, эволюционная биология, космология, и даже некоторых гуманитарных, таких как сравнительное языкознание, изучающих, также как и история,  развитие предмета исследования от прошлого до настоящего, основаны на комплексе косвенных свидетельств.  Напомним, как в середине XIX века французский философ Огюст Конт  в качестве примера непознаваемого привел химический состав звезд. Через несколько лет (в 1859-60) немецкий физик Густав Кирхгоф при помощи спектрального анализа солнечного излучения, а также излучения некоторых ярких звезд получил их химический состав, т.е.  те самые данные, которые, по утверждению Конта, было невозможно получить. В нашем случае, ради справедливости, следует признать, что в последние годы усилиями нового поколения историков — С. Акимбековым, Р. Темиргалиевым проблема жузов выводится из тупика. Развивая их идеи о возникновении  трехжузовой системы  в результате  объединения  казахов с осколками племен Могулистана и Ногайской Орды, обратимся к косвенным свидетельствам и  попытаемся выстроить доказательную и наглядную концепцию происхождения казахских жузов. При этом уточним, что  существующие случайные косвенные свидетельства  в виде отдельных фраз исторических личностей, или единичных упоминаний в документах могут трактоваться по-разному.  Более доказательной является   сумма косвенных свидетельств,  вытекающих из закономерности исторического процесса, учитывающих  аналогии в соседних странах и, главное,  логику  происходящих событий.  Если в контексте жузообразования проанализировать исторические процессы в Центральной Азии в XVI – XVII   веках  и последовать совету «включить логику»  персонажа популярного российского телесериала «Интерны», то можно получить вполне  достаточную информацию. Тут дело не в игре в догадки или в фантазиях автора. Ведь цель истории – не написание монографий и защита диссертаций, а объяснение людям их прошлого.

     Улусы или жузы
В XIII  и XIV веках территория Казахстана входила в  два кочевых государства: Улус Джучи (Золотая Орда) и улус Чагатая. Рис 1.

                               Рис 1. Улусы Джучи и Чагатая и территория Казахстана

Образование этих государств было чисто политическим решением Чингиз хана. Он разделил родственные  тюркские кочевые племена Восточного Дешти Кипчака среди своих сыновей – Джучи и Чагатаем. Правда кусочек Восточного Казахстана относился  к улусу Угедея, но этот улус был расформирован в 1251 году и вошел в улус Чагатая. В Улусе Джучи оказались в основном кипчакские племена, в Улусе Чагатая  — карлукские. Затем к середине  XIV века  улус Чагатая распался  на собственно Улус чагатаев (в Маверанахре) и Могулистан (Жетысу и Восточный Туркестан). Улус Джучи также распался в XV веке  на 6 независимых государств, в том числе Казахское ханство.
Несмотря на распад империи Чингисхана, еще несколько веков на всем степном постчингизхановом пространстве Евразии господствовала  традиционная  монгольская политическая система. Административной  единицей государств  были улусы под управлением султанов-торе (урусидов у казахов, шейбанидов у узбеков, туглуктимуридов у могулов),  или мирзы-едигеида (у ногаев) и тайши-эсенида (у джунгар).  Из мелких улусов складывался большой Улус — государство под управлением хана-чингизида.
Жузы же представляли собой союзы независимых племен под управлением не чингизидов, а выборной  племенной аристократии – биев. Собственные ханы появляются у жузов позже, в первой трети  XVIII века,  и не имеют прямого отношения к их происхождению и образованию.
Став традицией монгольская система чингизизма  имела сильную инерцию. Неизбежные междоусобицы рано или поздно приводили к распаду  государства, и оно распадалось на свои составляющие улусы. Так происходил распад империи самого Чингис хана, затем распад Улусов Джучи (Золотой Орды), Чагатая, Толу, Хулагу, затем распад  Ногайской Орды, Могулистана, Джунгарии.  Но пока вся власть была у ханов-чингизидов и их родственников-султанов,  господствовало деление на  улусы, ни о каких  жузах под управлением самостоятельных биев речи быть не могло.
Исходя  из общих исторических соображений ясно, что казахские жузы могли появиться только после образования Казахского ханства в конце 1460-х годов, т.е. не ранее  конца XV  века. Тем не менее, есть версии утверждающие появление жузов в XIII, и даже в XI веках. Возникновение жузов  в X – XI веках, до монгольского нашествия,   теоретически  вполне возможно. Независимые союзы кочевых племен возникали на территории Великой Степи регулярно.  Собственно, создание Чингиз ханом нового союза племен, которому он дал название монголы, из этого ряда. Но независимые жузы не смогли бы сохраниться в составе монгольской империи.  Чингиз хан после завоевания Дешти Кипчака в корне  пресекал любую самостоятельность, и расформировал бы любое строптивое  племя по своим  войсковым тысячам, как это он сделал с кипчакским союзом племен. Таким образом, Жузы – как союзы независимых племен, даже если бы и были раньше,  не имели бы никаких шансов остаться после образования  монгольской империи.
Конечно, с течением времени традиция чингизизма слабела, а в  некоторых   государствах  у власти оказались не чингизиды, а собственные династии  — едыгеиды, тимуриды, эсениды,  но смена династий сути дела не меняла. Традиция была сильна, как говорится «плетью обуха не перешибешь».  К тому же, зачастую при фактически новой династии номинальным ханом числился чингизид. Например, в государстве Тимура вплоть до его внука – Улугбека номинальным правителем считался  хан-чингизид, а сами тимуриды были гурганами (управляющими). Ну а в Казахском Улусе (ханстве) твердо властвовала ветвь джучидов – потомки Урус хана  – урусиды. Поэтому при распаде ханства должны были бы образоваться  не крупные независимые  племенные союзы – жузы, а мелкие улусы под руководством султанов-урусидов.
Однако наличие казахских жузов  говорит о том, что в Казахском ханстве произошел переход от традиционной  улусной системы  к  жузовой.  Этот переход был, конечно, нарушением монгольской традиции чингизизма,  и не может быть объяснен простым распадом ханского улуса, или подобными внутренними процессами в ханстве.

Эпоха воюющих ханств
С самого начала образования Казахского ханства началась его борьба с соседями за существование. Все воевали со всеми за скот, за пастбища, за доступ к сырдарьинским городам, а узбеки и могулы  воевали с казахами за чистоту ислама. Китайцы назвали бы этот период «эпохой воюющих ханств». Но ни у одного из соседних ханств не было достаточно сил, чтобы завоевать или  подавить остальные. Для Казахского ханства конец XV  и начало  XVI  века  прошли в борьбе с узбеками. Сначала с Мохамадом Шейбани до его смерти в 1510 году, а затем с его потомками — шейбанидами.  Затем весь   XVI  век казахи воевали с Ногайской Ордой, с Сибирским ханством, с Могулистаном.
В борьбе с Ногайской Ордой, то казахи при Касым хане завоевывали ногаев и доходили до Волги, но потом чаще ногаи завоевывали казахов и кочевали по Эмбе и Сыр-Дарье; то некоторые восточно-ногайские племена переходили под власть казахских ханов, то некоторые западно-казахские племена попадали в зависимость от Ногайской Орды. Но эти переходы имели временный характер.  Несмотря на родственность и этническую близость казахов и ногаев,  между ними шло острое соперничество за пастбища, за скот, за сырдарьинские города. После смерти Касым хана ногайская конница двинулась на восток и отвоевала прежние ногайские кочевья. С этого времени (третье десятилетие XVI века) Ногайская Орда входит в зенит своего могущества, получив название у современников —  «Хаким Дешти Кипчака» и простираясь от Волги до нижнего течения Сыр-Дарьи.  За «просто так» никогда ногаи того периода  не стали бы казахами (скорее наоборот). Ногайский бий Урус писал московскому царю в 1578 году о взаимоотношениях с казахами: «А с Акназаром царем (ханом Хакназаром) и с его отцом-царем наш прадед Идиги князь от тех мест по ся места  в недружбе великой бывали. Таковы они недруги наши».
На юго-востоке Казахстана изначально Чагатайская территория Жетысу стала яблоком раздора между могулами,  казахами, киргизами,  джунгарами.  При этом родственные племена казахов и могулов разделялись по политическому признаку -принадлежности разным линиям  чингизидов.  Казахские ханы были потомками хана Уруса из линии Джучи, могульские — хана Туглук Тимура из линии Чагатая. Кроме того, их разделяла и более сильная  исламизация могульских племен. Тем не менее, долгое время, начиная с перекочевки ханов  Жанибека и Керея в Жетысу, отношения  казахов с могулами были относительно мирными.  Но  со второй трети  XVI  века, после прихода к власти в Могулистане  хана Абд-Рашида, отношения могулов с казахами резко обостряются,  и могулы  выхватывают саблю войны из ножен раздора.  Причем казахи проигрывали большинство сражений и теряли своих султанов. Особенно тяжелое поражение казахи потерпели в 1537 году, когда вместе с ханом Тугумом погибли 37 султанов. Видимо череда таких проигранных сражений дала повод могульскому историку мирзе Хайдару Дулати написать о «полном исчезновении казахов». Возможно, он имел в виду исчезновение казахов из пределов Могулистана, т.е. их уход из Жетысу. Сам мирза Хайдар был из племени дулат – впоследствии,  одного из самых многочисленных племен Старшего жуза.  Но при жизни мирза Хайдар (ум. 1551 г) причислял себя к могулам, а не казахам. Да и вся  могульская аристократия,  пока династия Туглуктимуридов была достаточно сильной, ясно сознавала свою особость, мусульманскую идентичность и относилась к казахам как  сбившимся с пути родственникам.
В конце XVI  века казахи воевали также с Сибирским ханством и его ханом Кучумом.  После того, как нукеры хана Шигая убили родного брата Кучума, он стал непримиримым врагом казахов.  И только после  смерти Кучума в 1598 году и исчезновения Сибирского ханства в 1607  сибирские племена кипчаков, кереев и уаков начали присоединяться  к казахам.
На рис 2  представлена русская карта Казахского ханства и его окружения, которая стала известна в начале XVII, но скорее всего,  отражает ситуацию конца XVI века.

                 Рис 2. Казахское ханство (киргиз-кайсаки) в начале XVII  века.

Казахское ханство  в тот период представляло собой союз племен аргынов и найманов, кочевавших в степях Сары Арки севернее Сыр-Дарьи. Разумеется, были  краткие  периоды  усиления  ханства при Касым хане, возможно, при Хакназар хане, после смерти  которых ханство распадалось, и  на его территории существовали более десятка самостоятельных улусов. Но это были не жузы! Известный казахстанский историк Юдин пишет: «Таким образом, в 10-х и 20-х гг. XVII века у казахов одновременно были ханами  Есим, Бахадур, Абулай, Турсун-Мухаммад,  да кроме того ханами называются еще Али, Кучик, Назар. Такое множество ханов, правивших одновременно, могло быть только в том случае, если казахский народ был разделен на несколько политических единиц».   Эти «несколько политических единиц» были  мелкими улусами под управлением султанов-урусидов.
Пока существовала Ногайская Орда,  ногайские бии до начала 20-х годов XVII  века вели постоянную переписку с Русским царством. Эта переписка сохранилась,  но нигде в ней не упомянут Киши жуз. Кроме того, исторические события XV — XVI  веков на территории Туркестана относительно хорошо отражены в мусульманских источниках (персидских,  арабских и шейбанидских).  Во всех этих  документах  о Казахском ханстве  фигурирует термин «Казакская орда», и ни слова о жузах. Самое простое объяснение этому – жузов  не было.  Единственной хронологической  зацепкой традиционных  версий  служит  русский  документ 1616 года, в котором якобы упоминается о Большой Казацкой Орде. Но это упоминание никак нельзя считать свидетельством наличия жузов и связывать с Улы  жузом. Скорее это русская традиция при наличии нескольких улусов в кочевых государствах обозначать ханскую ставку Большой Ордой по примеру Большой Орды хана Ахмета (1480 – 1502) (последний осколок Золотой Орды), или Большой Ногайской Орды. К тому же казахский историк А. Исин приводит русский документ 1585 года, в котором также улус сыновей хана Хакназара называется «Большой Казацкой Ордой».  Налицо склонность русских информаторов называть ханский улус Большой Ордой. Кроме того, ясно, что при распаде ханства, Большой (Старшей) ордой должна стать  главная ханская ставка.  Как известно, до 20-х годов XVIII  века ханская ставка была только в Орта жузе, поэтому согласно логики распада Большой ордой должен был бы называться Орта жуз.
Таким образом, вся логика событий и  войн казахов с  узбеками, ногаями, могулами и сибирскими  племенами  не оставляет никаких шансов на образование казахской трехжузовой структуры ни XV, ни в XVI веке. Но при этом вовсе  не исключено что, некоторые племена ногаев или могулов в периоды усиления казахов могли временно присоединяться к ним.  Если вдеть ноги разума в стремена логики, становится ясно, что образование казахских жузов – не результат  распада Казахского ханства, а сложная общественно-политическая трансформация кочевых  сообществ  Восточного Дешти Кипчака. Как мы увидим ниже, эта трансформация  складывалась   как из процессов Распада, так и процессов Союза.

Джунгарский фактор
С XVII  века на кочевников Евразии с северо-запада усиливается давление России,  а с востока – давление цинского Китая. На волжских переправах растут русские города Саратов, Самара, Астрахань.  По Яику возникают казацкие поселки,  и закладывается Яицкий городок (будущий Уральск). Сибирское ханство гибнет в борьбе с Россией в 1607 году после пленения русскими сына хана Кучума – Али.  Ногайская Орда агонизирует в кровавых междоусобицах, подогреваемых Россией. На востоке  маньчжуры завоевывают Китай и переходят к покорению халха-монголов. Те, в свою очередь, смещаются на запад и давят на своих родственников – ойрат-монголов. Объединившиеся ойраты образуют Джунгарское ханство и усиливают экспансию на соседние тюркские государства. Джунгарам  не смогли оказать достойного сопротивления  ослабленная, распадающаяся Ногайская Орда, а затем, не менее ослабленный  Могулистан.  Кроме того, агрессивная политика России, Китая, Джунгарии способствовала формированию в тюркских государствах политических группировок – «пятых колонн», что еще более усиливало противоречия и междоусобицы в правящей элите.
Таким образом,  на всем степном пространстве Центральной Азии наблюдается два явных  тренда: 1)  ослабление монгольской традиции чингизизма,  2)  усиление давления внешних врагов. Первый тренд способствовал образованию независимых союзов племен — протожузов. Второй тренд способствовал их последующему объединению.
К середине XVII  века заканчивается «эпоха воюющих ханств», и Джунгария  становится  новым  гегемоном  Дештикипчакских  степей. Ее даже называют последней кочевой империей. Джунгарской империи противостоит лишь небольшое Казахское ханство. С этого времени спорадические конфликты между казахами и калмаками превращаются в  регулярные казахско-джунгарские войны, продлившиеся до 1771 года и способствовавшие слиянию трех жузов в одну народность и определившие современную территорию Казахстана.  Рис 3.
                           Рис 3.  Джунгары и казахи в конце XVII века.

События XVII  века существенно перекроили политические границы региона и вызвали  перемещения  населявших его  племен.  При этом,  некоторые ногайские племена ушли за Волгу,  вплоть до  степей Молдавии и Южной Украины, некоторые сибирские племена оказались  на территории России,  часть могульских  племен  влились в состав  киргиз и уйгуров. Но все-таки,  значительная часть населения этих исчезнувших  государств  продолжала кочевать в тех же  местах,  что и раньше, т.е.  на территории Дешти Кипчака, где оставалось Казахское ханство.  Если  в «эпоху воюющих ханств»  казахи, ногаи, могулы, узбеки конкурировали  между собой и вели ожесточенные войны, то политический разгром Ногайской  орды, Могулистана и Сибирского ханства коренным образом изменил ситуацию. Противоречия между тюркскими народами оказались «цветочками» по сравнению с «ягодками» джунгарского нашествия.  В степи появилось множество  разрозненных тюркских племен, оказавшихся «без руля и без ветрил».  Их государственность была ликвидирована,  авторитет властей упал, родные пастбища заняты джунгарами.  Они оказались отрезаны от своих бывших политических центров и попали в  зависимость от Джунгарского и Калмыкского ханств.   Казахское ханство с вполне легитимной   династией  чингизидов стало центром притяжения для скитающихся кочевых родов и племен.  Западные могулы,  восточные ногаи, сибирские племена,  отрезанные от своих главных центров,  оказались прижаты к казахским кочевьям и вынуждены сосуществовать с казахами. С течением времени сибирские племена  вошли напрямую в Казахское ханство, формируя будущий  Орта жуз. Ногаи и могулы образовали соседние независимые союзы племен —  протожузы.  Казахи для ногаев и могулов были меньшим злом, по сравнению с монголоязычными буддистами – джунгарами, поэтому  из  альтернативы: или отдаться калмыкам и джунгарам (что и происходило в начале), или перейти в Казахское ханство (что случилось потом), бии выбрали  объединение с родственными племенами казахов.

Три источника, три составных части казахов
Хорошо известно, что Ногайская Орда, Могулистан, Сибирское ханство занимали большую часть территории Казахстана, а их население  впоследствии стало частью казахской народности. Таким образом, история этих государств  – часть нашей истории. Но почему-то не стало общепризнанным, что именно в процессах распада и исчезновения этих государств и одновременного образования и усиления  Джунгарии кроются косвенные свидетельства, которые могут пролить свет на происхождение  казахских жузов. К стыду историков до сих пор не написано исчерпывающей истории Могулистана и Сибирского ханства. Историю Ногайской Орды и ногаев, народа, составляющего около трети казахского народа, написал российский историк В.В. Трепавлов. Однако эта блестящая монография не растиражирована в Казахстане и не стоит на полках каждого книжного магазина.
Если сравнивать этническую структуру Ногайской Орды,  Могулистана и Сибирскимого ханства  с  этническим  составом  казахских жузов видно, что многие племена этих государств позже оказываются в составе  жузов.  Известно, что в Ногайской орде  были  племена  алшин (Алтыульская или Джембойлукская орда) и союзы племен байулы, едисан. Это были восточно-ногайские  племена, кочевавшие между Яиком и Эмбой, и в низовьях Сыр-Дарьи. Джем – это казахское название Эмбы, а Джембойлы – означает  по берегам Эмбы.  Еди сан переводится на русский как семь племен, а по-казахски будет жеты ру.  Алтыульская орда стала называться алимулы. Как известно, современный  Киши жуз состоит из союзов трех племен: алимулы, байулы, жеты ру. Российский историк  Трепавлов   пишет:  «По мере ослабления верховной власти биев некоторые племена Ногайской Орды переходили в подданство казахским ханам, которые, таким образом, расширяли подвластную им территорию на запад. В течение XVII в. бывший район главных ногайских кочевий оказался поделенным между яицкими казаками, калмыками и новообразованным Младшим жузом казахов».
Основной этнический состав Могулистана – дулаты,  канглы, жалаиры, хушины (уйсыны), кереиты, карлуки, чорасы, кончи, кушчу, баарины, барласы, балыкчи, нойгуты, меркиты и др. Из перечисленных племен  первые четыре позже вошли в состав Улы жуза. Те же дулаты и канглы под именем дуулаты и кангды, а также  баарины, балыкчи,  кушчу,  нойгуты,  меркиты  вошли в состав современных  киргизов.
Основной этнический состав Сибирского ханства – кипчаки, найманы, кереи и уаки  позже оказались в составе Орта жуза.
Жузы, как независимые аналоги улусов, зародились в результате кризиса политической системы  чингизизма и едыгеизма и могли выйти  на политическую арену только  после ее краха.
Политический центр Могулистана переносился несколько раз в зависимости от внешней угрозы. При образовании государства он был в Алмалыке в долине Или. Во времена походов Тимура он был перенесен на север Восточного Туркестана в Турфан. Затем снова был возвращен в Алмалык, а в начале XVI века  перенесен на юг  Восточного Туркестана в Яркенд. В конце концов, политическая жизнь могулов переместилась  в Яркенд, Кашгар, Турфан, Аксу. Старый политический центр — долина Или оказалась на периферии и стала театром военных действий  между казахами, киргизами,  могулами и джунгарами. После кратковременной стабилизации и  успехов в первой половине XVI века Могулистан снова погрузился в пучину междоусобиц. Власть могульских ханов стала ограничиваться Восточным Туркестаном, да и там она была чисто номинальной.  Западная часть Могулистана постепенно  стала  окраиной, куда бежали опальные  могульские рода при сменах ханов в Яркенде, Кашгаре и Турфане. Первая волна  дулатов была в 1514 году, когда их коренной юрт на западе Восточного Туркестана завоевал Султан-Саид хан. Вторая волна была в 1533 году, когда пришедший к власти  Абд-Рашид хан (сын Султан-Саида) начал новое преследование дулатовской аристократии. При последующих ханах Могулистан продолжал делиться на все более мелкие улусы, а Жетысу пополняться опальными родами и племенами. Вполне возможно, что к концу XVI  века здесь сформировался независимый союз племен – прототип Улы жуза, в котором главную роль играли дулаты. К середине XVII  века, по мере продвижения джунгар на юг и завоевания Жетысу  и Восточного Туркестана племена Жетысу  были окончательно оторваны от своей политической «мамки».  Джунгары занимали лучшие места и лучшие пастбища, а местные  племена частью были вытеснены  на запад и северо-запад, к Ташкенту, в долины Чу и Таласа, и оказались прижаты к восточным границам казахских кочевий. Известно, что знаменитый Толе бий был дулатом и родился в середине XVII  века под Ташкентом. Кроме того, сохранившиеся в Алматинской области джунгарские названия:  Алматы, Балхаш, Каскелен, Чемолган, Бурундай, Капчагай, Курдай, Кегень, Тургень, Нарынкол  и др. красноречиво свидетельствуют о тогдашних  хозяевах этих мест.  Другая часть жетысуйских могулов ушла в горные долины Иссык-Куля и Ферганы и вошла в состав киргизов.
Политический центр Ногайской орды был в междуречье Волги и Яика. Кровавые разборки между мангытскими биями, интриги России, экспансия  калмыков с востока привели в упадок государство. В 1580 году был разрушен казаками Сарайчик – столичный город ногаев. Ногайские  племена стали переселяться  на западный берег Волги. Обеспокоенные масштабами переселения русские власти запретили переходы через Волгу,  но трудно представить, что русские таможенники не брали мзду за переходы.  Вся политическая элита ногаев ушла за Волгу.  Таким образом, многочисленный ногайский народ был разрезан на несколько частей — вдоль Волги  русскими крепостями на переправах и Калмыцким ханством,  а  вдоль Яика – яицкими казаками. Как раз об этом говорят знаменитые строки Шалкииз жырау:
Ормамбет бий олген кун / Дни когда умер бий Ормамбет,
Он сан ногай булген кун / Дни когда разделился ногайский народ…

В результате  на старых ногайских кочевьях по Эмбе и Сыр-Дарье  остались беднейшая и незнатная части Едисанской и Алтыульской/Джембойлукской  орд. Они оказались на далекой периферии, отрезанные от сородичей и остатков политического руководства и прижатые к западным границам казахских кочевий.
Интересно, что в ситуации с могулами и ногаями наблюдается поразительная симметрия. В обоих случаях их политический центр переносится в другое место, а потом исчезает. На периферии государств остаются «безхозные» племена, которые в отсутствии чингизидов выбирают своих вождей —  биев.   Из  осколков оставшихся  племен образуются протожуз и  новая народность. На западе из остатков ногайских племен образуется Киши жуз и каракалпаки, на востоке – из остатков могульских племен – Улы жуз и киргизы. Согласно тюркской традиции отделившиеся от Центра племена называют казаками. Возможно и в этом случае отделившихся восточных ногаев и западных могулов стали называть казаками,  т.е. повторилась ситуация  Россия – Дон, Абулхаир – Жанибек и Керей. Во всяком случае, кочевников западного Могулистана называли «жете», что в переводе с монгольского означает вольные люди, или даже  разбойники, т.е. то же, что и казак. Вполне вероятно, что географический термин Жетысу произошел от названия проживавшего там народа жете (т.е. не имеет отношения к русской интерпретации – Семиречье).  Таким образом, последовательно возникшим, трем казакским  ордам не оставалось ничего другого как назваться жузами и плыть к объединению.
Следует заметить, что не следует путать Образование жузов и их Объединение, —  это два разных процесса. Образование жузов – это более ранний и длительный  исторический процесс, инициированный  сложившейся политической ситуацией. Независимые Улы и Киши жузы образовались вне рамок Казахского ханства  на периферии распадающихся Могулистана и Ногайской орды.   Вполне возможно, что Улы жуз начал формироваться в конце XVI века.  Последующее Объединение жузов в рамках Казахского ханства и формирование системы трех жузов – это другой процесс, и результат политической воли отдельных физических лиц.

Жеты Жаргы и объединение жузов  
Казахские предания говорят о том, что Тауке хан (1680 – 1718) собрал  на курултай биев – руководителей  трех казахских жузов, и они приняли свод степных законов — Жеты Жаргы, который на долгие годы упорядочил и кодифицировал взаимоотношения внутри Казахского ханства. Само Жеты Жаргы не было записано и не сохранилось полностью в оригинале.  Неизвестен даже год его принятия. Можно лишь утверждать, что это произошло в самом конце XVII — начале XVIII  веков. В тех фрагментах, которые известны в настоящее время, об образовании жузов не упоминается.  Тем не менее, исходя из бесспорного факта курултая и присутствия на нем не султанов трех жузов, а  биев: Толе, Казыбек и Айтеке,  можно сделать некоторые  выводы. Первый —  в самом конце XVII-  века жузы уже существовали. Второй —  в это время Улы и Киши жузы представляли собой союзы племен, управляемые  не султанами-чингизидами, а выборными  вождями-биями.  Третий – если Казахское ханство представляло собой строгую систему чингизизма и наследственных улусов, то существование жузов под управлением независимых биев свидетельствует о том, что жузы не входили в Казахское ханство.
Трудно переоценить  роль Тауке хана в процессе консолидации родственных тюркских племен.  То, что он устраивал курултаи,  укомплектовывал племена и перемещал их из жуза в жуз – известный факт.   Разумеется, он не создавал жузы, они уже существовали,  но он стал  инициатором их объединения в рамках Казахского ханства. На первый взгляд в преданиях о курултае имееются противоречия, так как упоминаются разные места проведения (Ордабасы, Культобе, Мартобе) и разное количество приглашенных биев (3 или 6, или даже 7). Скорее всего, никакого противоречия нет, а курултаев было несколько, в разных местах, в разное время и с разным числом биев.
Здесь для понимания ситуации и намерений Тауке хана  необходимо отвлечься и упомянуть про джунгарский курултай 1640 года и принятие на нем монголами Ике Цаадж /Великого Уложения. В отличие от Жеты Жаргы известна дата и место принятия  Ике Цаадж и его текст в письменном виде. Оно было принято на съезде более сорока халхаских и джунгарских тайшей и нойонов, состоявшемся в начале сентября 1640 г. в урочише Улан-бура у Тарбагатайских гор  на территории Джунгарского ханства. На этот съезд, созванный по инициативе джунгарского Эрдэни Батор  хунтайши, прибыли  представители ойратских и монгольских племен из Джунгарии, Халхи, Кукунора, Волги.  Главная цель джунгарского съезда (программа-максимум) заключалась в том, чтобы на базе объединенных Халхи и Джунгарии создать своеобразную федерацию ханств и княжеств,  объединить усилия халха и ойрат-монголов в борьбе против общих врагов и обеспечить взаимную помощь в случае нападения извне. Как раз в 1640 году в Китае к власти пришла агрессивная маньчжурская династия Цин, и  такая угроза  была вполне реальной. У  принятого съездом документа Ике Цаадж главная цель (программа-минимум) — сплотить разные монголоязычные племена в рамках буддизма и единых правовых норм и законов. Впоследствии, конечно, программа-максимум не осуществилась и долгосрочного политического объединения халха-монголов и ойрат-монголов  не произошло.  Но программа-минимум была выполнена, и  Ике Цаадж способствовал сплочению ойратских племен, принятию буддизма и усилению воинской дисциплины в войсках. Принятие Ике Цаадж, безусловно, усилило централизацию, мощь и влияние Джунгарского ханства.
Историкам известно, что Жеты Жаргы было по сути казахским вариантом Ике Цаадж. Это даже видно невооруженным глазом при сравнении монгольского текста и известных фрагментов казахского. Продолжая аналогию,  можно утверждать, что  целью неоднократных курултаев Тауке хана был поиск союзников и объединение сил для борьбы с джунгарами.  Сам Тауке хан неоднократно воевал с джунгарами, был даже батыром,  умным и дальновидным политиком, сыном всю жизнь воевавшего с джунгарами и погибшего от их рук Жангир хана. Его мать была калмычка, а отец Жангир будучи султаном провел около года в джунгарском плену. Молодому султану помогла бежать из плена дочь джунгарского нойона, которая стала женой Жангира и  матерью Тауке. Таким образом, Тауке хан вполне мог знать монгольский язык,  и не мог не  знать об объединении ойратов, централизации власти,  принятии  Ике Цаадж и усилении  мощи Джунгарии в результате. Не удивительно, что  он решил последовать джунгарскому примеру, проводя курултаи и приглашая вождей каракалпаков, киргиз, башкир, Улу жуза, Киши жуза, Орда жуза.   Не все согласились пожертвовать частью реальной независимости ради призрачных  преимуществ в борьбе с  джунгарами, иначе в Казахстане было бы шесть (5 или 4) жузов. В частности, каракалпаки тогда не стали четвертым жузом, о чем, видимо, жалеют сейчас, массово переселяясь в Казахстан.  Наконец, когда Тауке хану удалось уговорить троих биев, вместе с ними был принят унифицированный степной  кодекс – Жеты Жаргы. Выше уже было сказано, что письменного текста Жеты Жаргы не было (или не найдено). В устной форме сохранились лишь наиболее часто используемые фрагменты  регулирования бытовых проблем, — кто, кому и сколько должен за убийство, воровство, прелюбодеяние, что делать с вдовами и т.п.  нормы и правила.  Эти фрагменты впоследствии были записаны русскими этнографами. Разумеется, что собственно казахам эти нормы и законы были давно известны под названием «Касым каска жолы», и они ими давно пользовались. Могулы и ногаи  жили по своим похожим, но с примесью шариата, законам. Если включить логику, то становится ясно, что главным смыслом Жеты Жаргы, также как и монгольского Ике Цаадж, была унификация и стандартизация  степных традиций с учетом мусульманства, и сплочение разных тюркоязычных племен.  Если казахи, могулы и ногайцы объединяются, то они должны жить по единым законам. Это была своеобразная присяга на верность – те кто принимал Жеты Жаргы становились казахами. При этом, если объединение  жузов  —  своего рода ответная реакция на действия  Джунгарии, то вполне вероятно, что существовала и казахская «объединительная преамбула».  Но впоследствии, когда объединение стало повседневной обыденностью,  преамбула  была забыта как неактуальная и неиспользуемая. В народной  памяти остались лишь бытовые законы. Чем пользовались, то и запомнили.
Из всего этого следует, что появление именно трех казахских жузов – политический компромисс  и случайное явление. Никакого глубокого, географического  или сакрального смысла в этом нет. Просто Тауке хану удалось уговорить трех вождей из множества других  объединить силы для отражения джунгарской агрессии. Но и это расширило и усилило Казахское ханство, и сделало его почти равным соперником Джунгарского ханства.  В 1710 году впервые создается общеказахское ополчение под командованием Богембай батыра.
Для казахов  объединение трех жузов было выдающееся событие, сравнимое с откочевкой ханов Жанибека и Керея, и именно от него следует отсчитывать образование казахской народности.  Если бы не Тауке хан  и не объединение  жузов, то ныне мы все были бы буддистами и гражданами Республики Джунгария.

Названия  жузов
Повторим, что объяснение названий жузов – самая сложная часть проблемы. Имеющиеся названия могли возникнуть в результате случайных или субъективных факторов, а не закономерностей исторического развития. Поэтому  здесь мы переходим из области логики и исторических закономерностей в область предположений и догадок. Например, это могла быть субъективная воля  Тауке хана (или  его  окружения).  Толе би был самым старшим по возрасту, поэтому представляемый им жуз стал Улы, Айтеке би – младшим, поэтому – Киши,  а Казыбек би – средним, поэтому — Орта. Еще один вариант – влияние древнетюркской традиции иерархии сторон света. Согласно ей  восток и юг – главные, а запад и север  — подчиненные. Улы жуз был на юго-востоке, поэтому – Старший,  Киши жуз – на северо-западе, поэтому – Младший, Орта жуз – посередине, поэтому – Средний.  При этом, если слово жуз – арабское слово «часть», тогда Улы жуз — Старшая часть, Орта  жуз — Средняя часть, Киши жуз —  Младшая часть – три части Казахского ханства. Вполне логично. Однако, возможно,   дело было по-другому….
Тюркское слово жуз имеет  несколько значений  (сотня, облик, остриё, плавать). В данном случае применимо только значение сотня. Тогда возникает вопрос: почему союз племен назвали сотней?
Казахское ханство  от момента образования в конце 1460-х годов до Пыльного похода калмыков в 1771 г на протяжении 300 лет вело войны  с соседями.  Весь хозяйственный уклад  жизни народа был подчинен  условиям военного времени. По сути, казахские племена были народом-войском.  Поэтому вполне вероятно, что возникшие социальные  термины Жуз, Киши, Орта и Улы берут начало в военной организации кочевников  и их армейской терминологии.
Первоначально термин жуз означал единицу племенного  ополчения — сотню. Из жузов-сотен складывалось  казахское войско.  В войнах с джунгарами наряду с Казахским ханством принимало участие ополчение протожузов.  На западе, на время военной кампании против калмыков войска Казахского ханства  объединялись с ополчением остатков ногайских племен.  На  востоке  казахское войско объединялись с могульским  ополчением.  Эти объединенные кампании происходили в разное время в процессе дуальных отношений между Центром – Орда и бывшими ногаями, между Ордой  и бывшими могулами. Каждое племенное объединение: Орда, ногаи, могулы, — выставляли  свое ополчение – жузы. Такое объединенное войско для всех внешних врагов и соседей было казахским войском, а внутри оно состояло из разных  жузов.  Ополчение собственно Казахского ханства могло носить название Орда жуздер/Центральные сотни, ополчение ногайских племен – Джембойлы жуздер/Эмбинские сотни, ополчение могульских племен – Илибойлы жуздер/Илийские сотни. Со временем  военный термин жуз, означавший ополчение племен,  был перенесен на название союза  племен, из которого набиралось ополчение. Союз племен получил новое  уникальное название  — Жуз.
Орта, Улы, и Киши.  Эти термины также возникли в армейской среде при определении порядка старшинства между Орда жузами и Илибойлукской ордой, между Орда жузами и Джембойлукской ордой.  Первоначальное  Орда жуздер – могло означать не Средний жуз, а  Центральные сотни,  главные силы, ополчение  собственно Казахского ханства.   По-видимому, слово Орта – позднейшее  изменение тюркского  термина Орда, означающего Центр, Главную ставку ханов. Такое изменение, скорее всего, произошло в XIX веке, после ликвидации в Казахстане ханской власти. Вначале Казахская Орда состояла из аргынов, потом к ним присоединились найманы, потом керей-уаки, кипчаки и др. Эти племена  были самыми  многочисленными, по сравнению с остатками  ногаев и могул, поэтому давали наибольшее кол-во сотен в ополчении. Джембойлукские сотни были дополнительными,  присоединившимися к Орда жузам. Все они  по армейским понятиям и  терминологии были молодыми или малыми сотнями, а по-казахски — киши жуздер. Союз племен, из которого рекрутировались эти сотни, уже не был чисто ногайским. В него могли входить башкирские и сибирские племена.  Позднее армейский термин Киши был перенесен на сам союз,  и стал обозначением присоединившихся восточных ногаев.
Ситуация с Улы жузом несколько иная. В этом случае имела значение иерархия племен, возникшая из монгольской традиции близости к Чингис хану.  Дело не в старшинстве сыновей Чингис хана, о котором говорит С. Акимбеков, а в  народной традиции старшинства  племен  по признаку близости «отцов-основателей» к самому Чингис хану.  Известно, что соблюдение старшинства важный принцип социальных отношений внутри тюркских племен. В частности, при военных действиях принцип старшинства необходим:
—  при определении места в боевом порядке;
—  при разделе военной добычи;
—  при раздаче пищи.
Племена Казахской Орды — кипчаки и найманы были историческими противниками Чингис хана, а аргыны – молодое сборное племя,  поэтому они в традиционной  племенной иерархии не могли быть старшими.  А вот  могульские  племена — жалаиры, кереиты, дулаты, уйсыны ( хушины) – древние племена сторонников и соратников Чингис хана. В этом смысле они были старшими по отношению к аргынам, найманам и кипчакам,  т.е. собственно  казахам. Отголосок этой  иерархии сохраняется в наше время, когда жалаиров  на тоях усаживают на лучшие места, дают первыми слово. Тем более эта  традиция была очевидной и действенной  300 лет назад.  Вполне естественно, что ополчение могулов в войсках должны были  уважительно называть Улы жуздер. Позднее этот армейский термин Улы был перенесен  на сами западно-могульские племена.
Интересно, что в названиях жузов не проявился географический фактор: Джем бойлы, или Или бойлы. По-видимому, в то время эти географические рубежи были уже потеряны.
Историческая память о могулах и ногаях продолжала существовать у казахов еще длительное время.   Вспоминаю  о своем старшем сводном родственнике Ергембае – из Улы жуза, который, ссылаясь на своего отца,  называл  аргынов – казахами, а себя – уйсыном.

Поделиться:


Добавить комментарий

Войти через:



Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *